Сладкий яд сцены

ГлавнаяИсторииСладкий яд сцены

Эту историю стоит рассказать хотя бы в память о недавно ушедшем старом брянском актере

Актер Брянского театра драмы Александр Емельянович Безыментов прожил долгую жизнь – 87 лет. Ветеран войны, он немного снимался в кино, правда, только в эпизодах и только про войну. В брянском театре служил аж с 1964 года, но даже считанные знатоки истории брянского театра о Безыментове толком ничего сказать не готовы. Роли он играл очень маленькие, часто без слов. В газетах про него не писали.
Я познакомился с Безыментовым при обстоятельствах анекдотических. В конце 80 годов я работал начальником отдела писем газеты «Брянский рабочий» и два раза в неделю вел прием граждан. Обычно приходило человек 20-30 за полдня, но иногда набиралось и до пятидесяти. И каждого нужно было послушать, хоть пять минут, каждому что-то сказать. Жаловались обычно на отсутствие жилплощади или телефона, это процентов семьдесят, а остальные – на всякие мелкие нестроения: муж ушел, и мы, как орган обкома должны поспособствовать в его скорейшем возращении; на заводе дефицит распределяли и в дефиците заявительницу обошли; сосед преступным образом забор передвинул и целый метр землицы захватил по всей линии межи. Ну и прочая. Мало кому мы могли реально помочь, но со всеми разговаривали, регистрировали принесенные жалобы, которые затем отправляли по инстанциям.
Каждого, кто входил в кабинет и садился на стул передо мной, я для ускорения общения сразу спрашивал:
— На что жалуетесь?
И каково ж было мое удивление услышать от немолодого статного бровастого, как Брежнев, дядьки, произнесенную с достоинством фразу:
— Я – старый актер и жалуюсь на то, что мне не дают серьезных ролей.
Ко всему я в газете привык, но это звучало совершенно необычно и неуместно. Ну, как газета, пусть и партийная может повлиять на распределение ролей в брянском театре? Ну, совсем никак! О этом я тут же в исключительно мягкой форме Безыментову и сказал. Но по ошибке, из любопытства рискнул продолжить.
— А давно ли больших ролей не дают?
— Я столько лет в театре, так вообще ничего путного не давали, — с горечью произнес Безыментов. — Энгелькрон не давал, и Новиков не давал. И Голуб, и Новиков, и Погребничко.
И далее таким образом гость перечислил с десяток главных режиссеров, в свое время поработавших в брянском театре.
-Ну, а вы что?
— Я боролся! Я жаловался в инстанции, Я ж не денег просил, просил ролей! — сообщил гость. — Прошу познакомиться с некоторыми документами.
И он открыл маленький, сильно потертый фибровый чемоданчик.
— Здесь мои жалобы и обращения в разные организации, включая министерство культуры и Верховный совет, общим числом более двухсот. Вы готовы посмотреть переписку? Может, напишете фельетон в защиту старого актера? Я бы оставил вам переписку на время, вместе с чемоданчиком.
Уж не помню как, но я изловчился и смог отбояриться от страшного чемоданчика. Признаюсь, мне и тогда не верилось, и теперь не кажется, что роли в театре стоит добывать через Верховный совет. Кроме общих слов утешения и пожелания бороться дальше, ничего конкретного я старику предложить не мог. С тем и распрощались
С тех пор я не встречался с  Безыментовым несколько лет. Наступили девяностые, рухнуло советское государство, во всей красе в Брянске явили себя лихие времена. Однажды на площади Ленина я случайно попал на непонятный митинг, — тогда их устраивали часто и по самым разным поводам. И вот в числе ораторов приметил видного седого старика. Это был артист Безыментов! Он тоже протестовал против чего-то, — чего, я не запомнил. Выступление Безыментова закончилось, и я подошел к нему ( а он меня, оказывается, запомнил) . Я спросил, зачем он здесь. А он, помявшись, заметил, что наступили новые времена, и наверно он теперь — то дождется в театре новой большой роли.
Увы, ожидаемого он, похоже, так и не обрел. Да и вообще хорош ли Безыментов был для больших ролей, я судить не могу. Знаю только, что театр – последнее место, где стоит искать справедливости.
Я видел Безыментова на сцене лишь однажды, в роли стражника с алебардой. Роль была без слов.
…Все — таки как же невероятно сладок яд театральной сцены. Его можно пить, не умирая всю жизнь.
И что вообще делать, если больших ролей в этой жизни никогда не хватает на всех. Большинство это знают и обычно смиряются, а Безыментов хотя бы боролся, все жизнь боролся.
Да, не получилось, но что с того?

 325 Опубликовано: 13.05.2018 | Рубрики: Истории | Метки: ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Ни друзей, ни девушки, ни работы

Опубликовано 20.12.2016

Реальная жизнь администратора «групп смерти» Филиппа Лиса.

Мелочи жизни

Опубликовано 21.06.2017

Присмотришься, — и вот это интересно, и вон то удивительно! Главное — присмотреться.

Раз — картошка, два – картошка!

Опубликовано 24.04.2017

Вот — вот наступит пора и картошку сажать. Казалось бы, в нашем-то крае про картошку знают все. А вот и нет!

Бунт в театре: мнение читателя

Опубликовано 19.12.2016

А почему, вспоминая про брянский театр, мы говорим только про бюджетные деньги, спрашивает читатель.

Брянские.РФ © 2019

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску