Аки молниа в день дождя: Поединка Пересвета не было? Ч.2

ГлавнаяПрямая речьАки молниа в день дождя: Поединка Пересвета не было? Ч.2

Продолжаем интервью с историком Александром Журавелем.

Все-таки, была ли встреча перед битвой и благословлял ли Сергий Радонежский Дмитрия Донского? Посылал ли своих монахов Пересвета и Ослябю? Ведь Сергий и Дмитрий сильно не ладили.

-О встрече игумена Троицкого монастыря Сергия Радонежского с великим князем Дмитрием Донским рассказывается в «Сказании о Мамаевом побоище». Однако есть все основания утверждать, что это поздний вымысел, введенный в текст задним числом, что в ранних списках «Сказания» о Сергии ничего или почти ничего не говорилось.

Вы правильно отметили, что великий князь и игумен накануне сражения не ладили. В чем суть их конфликта? После смерти митрополита Алексея в феврале 1378 г. Дмитрий Иванович послал в Константинополь своего духовника Михаила (враги презрительно именовали его просто Митяем) для поставления того в новые митрополиты, а потому и не признал Киприана, возведенного в сан без его ведома. Когда Киприан в том же 1378 г. попытался приехать в Москву, то его и его свиту попросту ограбили и «на хлябивых клячах» выслали прочь. Об этом мы знаем как раз из переписки Киприана с Сергием Радонежским, и из нее однозначно следует, что Сергий был полностью на стороне Киприана. Это совершенно исключает возможность поездки великого князя в Троицкий монастырь.

Вся эта история входит в последний публицистический «слой» «Сказания о Мамаевом побоище». Скорее всего, эта редакция памятника была создана как раз в Троицком монастыре и направлена была на подготовку к канонизации покойного игумена. Это происходило уже в первой четверти XV в.

Публицистических «слоев» в «Сказании» несколько, и один из них посвящен митрополиту Киприану, с которым произведена схожая процедура: ему приписано то, что он заведомо делать не мог. Не мог он накануне сражения на Дону находиться в Москве и выступать в роли советчика и духовного наставника для великого князя! А именно об этом сообщает «Сказание»! При этом в большинстве имеющихся ныне редакций наблюдается любопытная «конкуренция» между Киприаном и Сергием: если в первой половине «Сказания» Киприан является главным действующим лицом (после великого князя, конечно), то после отъезда Дмитрия Ивановича из Москвы он совершенно исчезает из повествования. И на его место заступает Сергий, который далее упоминается при каждом удобном и неудобном случае. И история Пересвета — одна из таких публицистических мистификаций, призванных подчеркнуть духовный вклад Сергия Радонежского в победу над врагом.

То есть поединок Пересвета с Челубеем — вымысел?

— О том, что поединок монаха с «печенегом ростом с Голиафа» выдуман, наглядно говорит тот калейдоскоп имен, который приписан этому «печенегу» (настоящие печенеги к тому времени исчезли с лица Земли!) — он и Темир-мурза, и Челубей, и Телебей, и Калобей. Какое имя еще забыл?

Между прочим, в Кирилло-Белозерском варианте «Задонщины» имеется насмешливая фраза, наверняка являющаяся реакцией какого-то сказителя на посмертное обращение воина Пересвета в монаха. Чтобы лучше ее понять, приведу сначала канонический вариант «Задонщины», где Пересвет уже превращен в монаха и смиренно готовится к собственной гибели: «Пересвета чернеца, бряньского боярина, на суженое место привели. И рече Пересвет чернец великому князю Дмитрею Ивановичю: „лутчи бы нам потятым быть, нежели полоненым от поганых татар“. Тако бо Пересвет поскакивает на своем добре коне, а злаченым доспехом посвельчивает. А иные лежат посечены у Дуная великого на брезе» [перевод: «Пересвета, чернеца на роковое место привели. И сказал Пересвет-чернец великому князю Дмитрию Ивановичу: „лучше нам убитым быть, чем в плен попасть к поганым татарам“. Так ведь Пересвет поскакивает на своем добром коне, а золоченным доспехом поблескивает. А иные лежат, посеченные, у Дуная великого на берегу»].

А что же в Кирилло-Белозерском варианте? Там Пересвет монахом не называется, там он свищет, аки Соловей-разбойник, пугая татар, и совершенно не желает быть «потятым»: «хоробрый Пересвет поскакивает на своемь вещемь сивце, свистом поля перегороди, а ркучи таково слово: „лучши бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели нам от поганых положеным пасти“» [перевод: «храбрый Пересвет поскакивает на своем вещем сивке, свистом поля перегородил,  говоря такое слово: „лучше пусть сами на мечи свои бросятся, чем нам от руки поганых пасть убитыми“»]. Здесь позволю себе дать пояснение из книги: «Это на самом деле „двойная“ цитата — из „Слова о полку Игореве“ и из другого места „Задонщины“: если в „Задонщине“ „рускии сынове поля широкыи кликом огородиша, золочеными шлемы осветиша“, то в „Слове“ это относится к половцам — „дети бесови кликом поля перегородиша“. Однако „свист“ — это не „клик“, т.е. боевой клич, а „оружие“ Соловья-разбойника, гарцующего к тому же на сказочном „вещем сивке“. Разбойничий свист Пересвета столь страшен, что способен заставить татар самим броситься на свои мечи! Получается, что сказитель, так перевернувший „каноническую“ версию, имел в виду именно „бесовых детей“ из первоисточника, а не „сынов русских“ из основного текста. Иными словами, он знал подлинную историю гибели Пересвета и таким способом протестовал против внезапного превращения его в монаха.

Так как же погиб Пересвет? И кем он был?

-Пересвет — реальное историческое лицо, и брянским боярином он назван неспроста. Но он никогда не был монахом, а входил в свиту великого князя Дмитрия Ивановича, который перед началом сражения решил провести рекогносцировку. Для этого он поменялся плащами со своим рындой Михаилом Бренком (то есть Брянским) и выехал на нейтральное пространство между готовившимися вступить в бой войсками, там встретил аналогичную татарскую дружину во главе с ханом Тюляком, напал на него, но был разбит и чуть не погиб: подоспела подмога, которая «вытащила» уже окруженного татарами великого князя. В этом небольшом сражении одним из первых погиб Александр Пересвет; об этом, согласно «Сказанию», говорит сам великий князь, вечером объехавший поле битвы. Но он, в некоторых вариантах, поминает вместе с Пересветом некоего Григория Капустина. Его почему забыли превратить в монаха — за компанию?

Об этом первом «суиме» достаточно подробно рассказывает пространная Летописная повесть, а также Киприановская редакция «Сказания», и удивительно, почему об этом умалчивают многочисленные не только популярные, но даже научные издания. А именно их сообщения поясняют, зачем великий князь, согласно «Сказанию», поменялся плащом с Михаилом Брянским: выезжать на передовую в парадном одеянии было опасно.

Вот ключевые тексты:

«сам же князь великий наеха наперед в сторожевых полцех на поганого царя Теляка, нареченаго плотного диавола Мамая, таче потом недолго попустя отъеха князь в великий полк… бился с татары в лице, став напреди на первом суиме… одесную и ошую его дружину его бишя, самого же вкруг оступиша обаполы, и многа ударениа ударишася по главе его, и по плещима его, и по утробе его… И тако промежи многими ратными цел схранен бысть» [перевод: «сам же князь великий наехал первым в сторожевых полках на поганого царя Теляка, названного дьяволом во плоти Мамая, и потом немного погодя отъехал князь в великий полк… бился с татарами лицом к лицу, став впереди на первом суиме… справа и слева дружину его побивали, а самого окружили со обеих сторон, и много раз ударили по голове, и по плечам, и по животу его… И так между многими ратниками целым сохранен был»].

Если сам великий князь сам встал впереди в первой же стычке в сторожевых полках, то никакого поединка монаха с печенегом не было. Эту символику придумали потом.

Как проходила битва далее?

— -После полудня развернулось основное сражение. Большой (великий) полк русских занял холм, справа от которого находился овраг Рыбий верх, а слева — река Смолка; ее берег зарос лесом и местами кустарником, и там расположился полк, которым руководили белозерские князья. По окраинам этого леса были заранее подрублены деревья, которые затем повалили, образовав лежи, — с целью затруднить продвижение вперед противника. Между Рыбьим верхом и Непрядвой расположился западный, как его называют источники, полк во главе с Владимиром Андреевичем Серпуховским, но поскольку татары в это достаточно узкое место не пошли, то его силы скрытно перешли в лес, располагавшийся на другом берегу оврага и примыкавший к месту основного побоища: северная окраина леса выходила на вершину «русского» холма, а восточная — к его подножию, где, собственно, и развернулась основная сеча. Благодаря этому полк Владимира Андреевича стал засадным.

Через два часа после начала сражения татары прорвали левый фланг русских, у Смолки, и большой полк, чтобы его не обошли с фланга, вынужден был отступать на вершину холма. И когда татары также поднялись на его вершину, в дело вступил засадный полк, ударивший татарам в тыл и тем самым закрывший большинству из них путь отступления на юг. Поэтому татары прорывались на юг тремя путями — вдоль Смолки и на северо-восток, после чего они переправлялись частью через Смолку, частью через Дон, уходя тем самым в Рязанскую землю.

Предлагаемая мною схема битвы в корне отличается от традиционной: она опирается на «свидетельские показания» всех основных источников и основана на карте, которую составили сотрудники Института географии РАН: работая на Куликовом поле в течение четверти века, они взяли огромное число проб грунта и на этом основе определили, где и в каких местах располагались леса, болота, луга. Разумеется, составленная ими карта XIV в. очень сильно отличается от современной: сейчас, например, на месте, где стоял полк Владимира Андреевича, леса нет, а имеющая и поныне так называемая «Зеленая дубрава» при любом раскладе оказывалась в глубоком тылу русских войск и быть местом засады никак не могла.

Так вот, если брать чисто технически данные источников — во всех имеющихся вариантах — и вычленить из них этапы битвы, то возникнет вполне последовательное ее описание, которое очень хорошо укладывается на историческую карту XIV в. Само по себе это очень показательно! Недостоверная информация в таких случаях должна «отсеиваться», но таковой почти нет. «КПД» источников о Куликовской битве очень высок!

Сколько воинов было с каждой стороны?

— Я уже упоминал о «феодально-археологическом» подходе к оценке масштаба сражения. Кое-кто, отрицая достоверность «Сказания о Мамаевом побоище» и пространной Летописной повести, утверждает, что о битве нам ничего вообще не известно.

Минималистский подход отчасти является реакцией на преувеличенные данные некоторых источников — называются то 100, то 200, то 253 тысячи человек, у русских. Но исходить надо не из такого рода данных, а из технической возможности данной местности «принять» определенное число бойцов, из особенностей ведения боя в ту эпоху и, наконец, из не обобщенных, а сказанных между делом косвенных свидетельствах источников — они показательнее.

И окажется, что при ведении сражения суимами, при учете скоротечности схваток (воины имели на себе от 10 до 20 кг «груза» — доспехов, мечей, копий, рогатин — и не могли долгое время вести интенсивный бой), на поле боя могут побывать до сотни тысяч бойцов с каждой стороны. Мобилизовать такое количество воинов тогдашнее великое княжество Владимирское было в состоянии. Точных цифр нет и быть не может, но ориентировку могут дать некоторые характерные обмолвки. Поделюсь наблюдением С.Н. Азбелева: в Новгородской Карамзинской летописи и летописи Дубровского, где Летописная повесть дается в наиболее полном виде, после перечисления павших — разумеется, наиболее знатных — содержится выразительная ремарка, содержащая ошибку в записи. Но именно эта ошибка говорит в пользу достоверности сообщения; буквально там сказано так: «прочих бояр и слуг оставих имена и не писах множества ради имен, яко число превъсходит ми» [перевод: «прочих бояр и слуг я оставил имена и не написал из-за множества имен, так как (общее) число превосходит ми»]. Текст этот написан от первого лица — «оставих… писах…» Что значит «превосходит ми»? «Ми» — буквально «мне», что выглядит бессмыслицей. Но если сделать естественное предположение, что это цифры, что при переписке были опущены значки, обозначающие тысячи (҂), то окажется, что число павших превышало 48 тысяч. Цифра огромная, но, увы, реалистичная… Из нее понятно, что победа далась очень дорогой ценой.

Почему на том месте, о котором вы рассказываете, не найдены массовые захоронения?

-Ответ прост: это место в последующие несколько веков, особенно с XVII по XIX век, подвергалось интенсивному хозяйственному освоению, а потому костяки, скорее всего, были найдены и «утилизированы» давно — перезахоронены или, увы, сброшены в окрестные реки, но это не зафиксировано ни в каких источниках.
Можно заметить, что в местах сражений массовые захоронения находят крайне редко. Вы что-нибудь слышали о захоронениях воинов под Раковором, у Ворсклы, где в 1399 г. произошло не менее грандиозное, чем на Куликовом поле, сражение между литовцами и татарами? После взятия Киева монголами в 1240 г. оставшиеся в живых жители города были выведены завоевателями в поле и убиты.Папский посол Плано де Карпини, сообщивший об этом, проезжая через несколько лет те места, лично видел множество костей, лежавших на поверхности («осадили Киев, который был столицей Руссии, и после долгой осады они взяли его и убили жителей города; отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле; ибо этот город был весьма большой и очень многолюдный, а теперь он сведен почти ни на что: едва существует там двести домов»). И где они все и где то поле? Как определить? Ничего не осталось!

Давайте вернемся к брянской тематике. Обычно говоря о Куликовской битве, вспоминают о Пересвете, Ослябе и Софонии рязанце, брянском боярине. Но вы неожиданно зачисляете в число брянцев и Михаила Бренка.

-Все названные люди — лишь верхушка айсберга под условным названием «брянская диаспора в Москве». На самом деле политические и культурные связи Брянска с Москвой были куда более глубокими, чем это можно судить по тем обрывкам информации, что дошли до нас.

Если активизировать все косвенные данные, то складывается следующая картина. Брянск, после монгольского нашествия ставший столицей Черниговской земли, в конце XIII в. волею ордынского хана Тохты достался Смоленску. Это была карой за то, что брянский князь Олег (видимо, Олег) поддерживал во время усобицы Тохты с ордынским временщиком Ногаем именно последнего. Брянск тем самым потерял самостоятельность, став, однако, вторым по значимости городом Смоленской земли. В нем стали садиться на княжение наследники великого князя смоленского. Разумеется, часть знати вынуждена была покинуть родину, и многие из них, по-видимому, направились в Москву. Из их числа был формально черниговский боярин Федор Бяконт, сын которого стал в будущем митрополитом Алексеем. Впоследствии возникали новые связи Москвы с Брянском: достаточно сказать, что великий князь Дмитрий Иванович был внуком брянского князя Дмитрия Романовича.

В середине XIV в. Литва, пользуясь ослаблением Орды, предприняла экспансию на юго-восток, в результате чего к концу столетия, в 1395 г., Смоленская земля, а затем и почти все верховские земли оказались под ее властью. До этого Брянск несколько раз переходил из рук в руки, что вызывало новые волны эмиграции. Беглецы из Брянска через Карачевско-Козельскую, Новосильскую, Рязанскую земли оседали, видимо, именно на Москве. В известной мере можно сказать, что сила Москвы прирастала брянскими выходцами…

Стоит упомянуть также литовского князя Дмитрия Ольгердовича, которого «Сказание о Мамаевом побоище» неправильно именует Брянским, хотя в момент сражения он являлся князем трубчевским. В качестве брянского князя Дмитрий Ольгердович погиб в 1399 г. в битве на Ворскле, но этот княжеский стол он получил из рук великого литовского князя Витовта…

Брянский князь в сражении на Дону действительно участвовал и даже в отсутствие великого князя, согласно В.Н. Татищеву, возглавил большой полк, но звали его Глебом Святославичем; это был старший сын Святослава Ивановича, великого князя смоленского.

Понимали ли тогда современники, что битва — событие огромной важности?

-О ком именно идет речь, о каком времени? Обстановка была слишком разной в 1380 г., осенью 1382 г., после того как Тохтамыш сжег Москву, или после 1385 г., когда Москва фактически потерпела поражение в войне с Рязанью. Или после смерти великого князя Дмитрия Ивановича в 1389 г., когда престол занял его слабовольный сын Василий? Во время его правления, как следует из моего исследования, были созданы и подвергались постоянным переделкам основные памятники Куликовского цикла (разве что «Задонщина» сочинена была по свежим следам, но и ее потом изрядно и неоднократно «портили»).

С одной стороны, воспоминаний и записей о сражении было много, и они, как показал их разбор, достоверны. Это значит, что участники событий понимали величие того, что они совершили. Но, с другой стороны, все в корне поменялось через два года, когда снова пришлось платить дань татарам и высылать им на помощь своих воинов для участия в войне Тохтамыша с Тимуром. Еще позднее живые воспоминания участников Куликовской битвы создателям Летописной повести и особенно «Сказания о Мамаевом побоища» понадобились всего лишь как «сырье» для собственных публицистических высказываний на злобу дня. И хорошо, что так: в противном случае о сражении на Дону мы бы не знали практически ничего.

Наглядно это демонстрирует как раз краткая Летописная повесть из Рогожского летописца, которую филологи расценили как самый ранний и самый подлинный рассказ о битве. Однако так получается, если эту небольшую выжимку из пространной редакции Повести рассматривать вне общего контекста. Дело в том, что в этой летописи сражение на реке Воже 11 августа 1378 г. описано подробнее и конкретнее, чем битва на Дону. О ходе последней в ней имеется лишь трафаретная формула «брань крепка зело и сеча зла», а заголовок вообще чудесен: «о побоище, иже на Воже»! То есть создатель этого летописного списка, живший в середине XV в., ужал имевшийся у него пространный текст до минимума и при этом перепутал две битвы между собой. Это лучше всего говорит об отношении потомков во втором-третьем поколениях к Куликовской битве: она перестала восприниматься как сколько-нибудь значимое событие.

Возрождение интереса к теме, по-видимому, уже связано с концом XV в., когда резкое усиление Русского государства нашло созвучие с описанным в «Сказании о Мамаевом побоище». С той поры это сочинение стало любимым народным чтением и многократно переписывалось, однако читатели, судя по всему, уже не могли отделить раннюю историческую основу от более поздней публицистики.

Последний вопрос: почему ваша книга называется «Аки молниа в день дождя»?

-Изначально я намеревался написать о ходе Куликовской битве всего лишь статью — немаленькую, но статью. Но при вычитке текстов стало приходить осознание, что статьей дело не ограничится. И решающую роль сыграло поэтичное описание сражения из «Слова о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, князя русьскаго»: «И сступишяся плъци, акы тучи силнии, и блеснушася оружиа, аки молниа в день дождя». Меня — как током ударило. В тот момент я понял, что книга состоится. И потом она сложилась сама собой; я совершенно не представлял, чем она закончится: открытия следовали одно за другим.

Уже потом я стал понимать, что эта формула отражает и суть происходившего во второй половины XIV в.: тогда возникла и была упущена уникальная возможность объединить территорию всей бывшей древней Руси — в границах домонгольского времени. Российская империя осуществила это только в конце XVIII в. И такой «молнией» был краткий период возвышения Москвы при Дмитрии Ивановиче («и въскипе земля Рускаа в лета княжениа его»), и ее «потушило» нашествие Тохтамыша в 1382 г.

Так что книга моя, хоть и содержит самое подробное и полное описание битвы на Дону, — не только о ней; она рассказывает кое-что существенное обо всей истории нашей страны.

Карты битвы — Александра Журавеля

 927 Опубликовано: 18.09.2017 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Неунывающая Лариска

Опубликовано 09.01.2018

Вспоминая свою старинную приятельницу, вновь и вновь утверждаю, что  вовсе не скучна и обычная жизнь. Все дело не в событиях даже, а  во взгляде на них.

Мистер Икс делает важное открытие

Опубликовано 31.08.2015

Справка.Мистер Икс — это один из брянских. Роста среднего. Цвет глаз — непонятный. Довольно грамотный.И опять — эти его вечные черный плащ и маска на глазах! Как его только не бьют в брянском транспорте? Кстати, может это вы и есть?

В Брянске, в сорок первом

Опубликовано 04.09.2016

Продолжаем публикацию воспоминаний жителя Брянска Якова Ивановича Поручикова, сохраненных в семье его родственников.

100 слов молитвы перед новогодним корпоративом

Опубликовано 23.12.2016

Господи, помоги мне на новогодней вечеринке пробыть в спиртной скромности и половом воздержании.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску