Ржевская: Брянск горел беззащитный

ГлавнаяДатыРжевская: Брянск горел беззащитный

Жительница Брянска Клавдия Федоровна Ржевская (1901–1975) написала это письмо в ноябре 1943 года в Тамбовской области, где находилась в эвакуации.

Здравствуйте, мои дорогие, родные, далекие и близкие, Лидуся и Григорий Константинович! Наконец-то вы нашлись. Не думала я, что вы остались в живых. В четверг 28 октября Миша пришел к нам и принес ваше письмо.

Господи, сколько воды утекло с тех пор, как я послала вам последнее письмо. Сколько пришлось пережить страданий, и моральных, и физических, сколько мытарств. Скитаний, оскорблений и унижений. Слава Богу, что все вы остались живы, теперь наша вся семья в сборе, за исключением Володи и Наты. Володя умер в Тамбовской области в феврале 1942 года от истощения, а Ната как уехала перед войной в Барановичи на работу, так и канула.

Дорогая Лидуся. Как было страшно и горько оставлять родной город, в котором родилась и выросла, училась, замуж вышла, прожила сорок лет и уезжать неизвестно куда. Как ехать, зачем ехать, с чем ехать — эти вопросы стояли в голове, не находя ответа.

30 августа 1941 года самый страшный день, которого я никогда не забуду. Налетело 20 самолетов на наш несчастный город. Был такой ужас, что я до сих пор не понимаю, как человек может переносить такое. Наш дом был уже пустой, так как все квартиранты давно выехали. Миша был мобилизован и тоже выехал, и только мы с Алусей оставались одни во всем доме.А как было страшно по ночам! Ночевали мы с ней в убежище, во дворе со своими узлами. Я собрала свои вещи, ведь собиралась выезжать, остановка была только за подачей эшелонов. Фронт был в 40 км, слышна была канонада, и по ночам были видны вспышки от орудий, как зарницы. Мне надо было спасать дочку, да и саму себя, а уходить пешком своими больными ногами я не могла.

30 августа 41 г. после налета самолетов началось самое ужасное. Было это двадцать минут девятого. Услышав гул немецких самолетов, мы с Алусей едва успели сбежать в убежище в нашем дворе, как началась бомбардировка. Они летели от Нижнего Судка на аэродром и снова делали круг в самом центре города. Раз пролетят — побросают фугасные бомбы, снова возвращаются – бросают зажигательные. Тушить пожаров не давали, тут же стреляли с самолетов из пулеметов.

Мы сидели в яме с Алусей вдвоем. Как было страшно, не могу описать. Сидеть и ждать ежеминутно смерти, слышать, как визжат падающие бомбы и думать, что это твой конец. Я думала, что сойду с ума. Я перечитала все молитвы, которые помнила, плакала, кричала, и был момент, что что-то сделалось с головой. Я сразу же сказала Алусе, что если заметить за мной, что я заговариваюсь или вообще какую ненормальность, чтобы меня оставляла, а сама спасалась.

Решила вначале, что сошла с ума. Но этого слава Богу не случилось. Этот ужас продолжался до 11 часов ночи. Мы сидели в яме, пока не стали задыхаться от пыли, жара и дыма. Алуся высунув голову из ямы, сказала, что кругом все горит, и мы в кольце огня. А было от чего гореть. Они бросали бомбы по 6-7 штук сразу, одна за другой. Земля содрогалась и осыпалась в нашем убежище. Ах как жутко было! Алуся сказала, что надо отсюда бежать, я как то механически согласилась, так как почти не отдавала себе отчета, что происходит. Я схватила только свою сумку с документами (инстинктивно), а дочь баульчик со своим бельем.

Затихли самолеты, мы потихоньку вылезли из ямы, и моим глазам предстала страшная картина. Все горело, трещало, горело, дымилось на Советской, Васильевской, Октябрьской. Раньше мне советовали в случае чего бежать на луг. На улицах прямо по дороге у домов на крыльцах еще горели зажигательные бомбы, яркие. Мы бросились с Алусей к Верхнему Судку, мимо госбанка, добежали до дома Пычина, слышим, летит самолет, и уже визжит бомба. Тогда с Алусей мы бросились под какой то забор и замерли. Бомба упала и взорвалась в доме Якубовского. Когда самолет улетел (это был последний) мы побежали дальше, добежали до дома Сафонова и повернули в переулок, к Арсеналу. Пришлось бежать окольными улицами, ибо центральные горели. А бежать было трудно: везде выбиты стекла, порваны провода, валяются крыши, балки, рамы.

Мы бежали на луг, за Десну. Сколько там было народу! Несли детей, узлы, корзины, вели коров, коз, поросят. Плач. Крик, стон стояли всю ночь на лугу. А город горел беззащитный, беспомощный покинутый. Сколько слез я пролила, глядя в эту ночь на свой многострадальный Брянск! Тушить было некому и нечем. Почти две трети населения к этому времени выехало из города. В эту бомбежку был поврежден водопровод, и вода осталась только в Десне. Страшно было видеть, как горели наши громадные жилые корпуса — красавцы, пятиэтажные, все сразу охваченные огнем. Рушились крыши, потом вздымался столб пламени и дыма, и огонь перебирался с одного места на другое.

В эту ночь никто не спал на лугу. А на утро часов 5 , когда поднялось солнце. Народ пошел к своим насиженным местам. Пошли и мы с Алусей. Всюду валялось разбитое стекло, По улице Третьего Интернационала нельзя было пройти. Воронки от взрывов, куски проводов. На Васильевской нельзя было пройти от жара, все горело. От домов доктора Лаврова, Якубовских. Покровских, тубдиспансера, милиции ничего не осталось. Сад поликлиники (бывшая «Трезвость») выкорчеван, от Добычи до сквера, до спиртзавода все стало чисто. От Земской управы осталась одна передняя стена к нашему дому, а вот наш дом тогда остался цел! Какой судьбой он был храним? Только некоторые рамы и стекла были выбиты. Даже крыша осталась цела. Я стала потихоньку подниматься по лестнице, но боялась, что сейчас все обрушится.

Во дворе осталась Алуся с нашими вещами. Они остались целы в нашей яме, некому брать. И вот мы забрали свои вещи (8 мест) и пошли по направлению к бане, где жила моя сотрудница по Водосвету. Мы с ней договорились уехать из Брянска. Сташно было идти по улицам — все горело, дымилось. Валялись цветы, книги, пианино, противогазы, оторванные руки, ноги, трупы людей и лошадей. А потом моя сотрудница раздумала уезжать, ей рассоветовали. Я была полна отчаяния. Страшно было уезжать неизвестно куда. И вот огорченные поднимаемся мы с Алусей по Ленинской улице, и нас окликает одна женщина, сидящая у дома Черкасовых со многими вещами. Она стала нас уговаривать уезжать, говоря, что на ветку подали эшелон для эвакуации остального населения города. Я была настолько ошеломлена, что действовала как лунатик , я потеряла здравую мысль и всякую энергию и только благодаря дочери я выехала.

В общем, эта женщина уговорила нас уезжать. Посадила меня на крыльцо, а сама с Аллочкой сходила к нам два раза в дом, донесли кое какие вещи и посуду. И в свою квартиру она сходила с Алусей, тоже кое-что принесли. К вечеру мы притащили свои пожитки на Арсенальную ветку и погрузились в вагоны. Простояли на ветке с вечера 31 августа по утро 3 сентября 41 г. Ночевать уходили из вагонов на луг, так как опасно было оставаться на станцию. Найдешь яму на лугу, забьешься в песок и до утра «спишь». Но какой это сон, когда всю ночь летают самолеты да прожектора чертят небо.

И все эти дни город продолжал гореть. Необъяснимая картина, страшная и величественная. 3 сентября мы тронулись в далекий неизвестный путь. Моя голова не могла сразу охватить все события и соображать, я только инстинктивно поддавалась на все уговоры, советы и увещания своей Алуськи и этой женщины , которая ехала с нами в одном вагоне.

В вагон погрузилось 18 человек. Все как то стали знакомы. Горе сближает людей. Нас в дороге снабжали хлебом, сахаром, колбасой, однажды давали горячий кулеш и кашу, остальное сами покупали на станциях. Страшно было до Орла, где немцы бомбили железную дорогу.А потом узнали, что везут нас в Тамбовскую область…

( публикуется в сокращении)

***

Письмо извлечено из сборника «Написано войной»,  несколько лет назад изданного областным брянским архивом в Брянске тиражом всего 100 экз.

 588 Опубликовано: 17.09.2017 | Рубрики: Даты
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Здесь не было ни одного предателя

Опубликовано 23.05.2016

Исполнилось 95 лет со дня рождения Героя Советского Союза, брянской партизанки-подпольщицы Анны Морозовой (1921-1944).

Блистательная судьба

Опубликовано 30.05.2017

Исполнилось 115 лет со дня рождения Ивана Носенко — единственного брянца, похороненного в Кремлевской стене.

В Трубчевске вместо Украины

Опубликовано 15.09.2017

Исполнилось 80 лет со дня рождения  брянского писателя, члена Союза писателей России Дмитрия Стахорского

Виктор Афанасьев: «Космос — непроницаемо черный»

Опубликовано 16.01.2017

68-й день рождения отметил наш знаменитый земляк, космонавт Виктор Афанасьев.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску