Аки молниа в день дождя: другая дата. Ч.1

ГлавнаяПрямая речьАки молниа в день дождя: другая дата. Ч.1

Вспоминаем подробности Куликовской битвы. На вопросы Брянских. РФ отвечает выпускник Брянского педуниверситета, историк, автор книги на эту тему Александр Журавель.

Как давно вы занимаетесь темой Куликовской битвы? Насколько разнятся ее описания в исследованиях современных историков?

— С 1993 г. я разбираюсь с особенностями древнерусской хронологии. Лет 7–8 ушло на овладение материалом IX–XIII вв. В начале 2000-х я подошел к материалу второй половины XIV в. и стал разбираться с проблемой датирования Куликовской битвы. Материал, с ним связанный, оказался настолько сложен и разнопланов, что пришлось брать тему во всей ее полноте. Следствием такой работы стала толстая книга под названием «Аки молниа в день дождя», где многое — почти всё! — я описал не так, как принято. Словом, снял с темы сражения на Дону хрестоматийный глянец.
Разбираясь с многочисленными летописными разночтениями при датировке одних и тех же событий, я выработал для себя несколько правил. Во-первых, надо вычитывать ВЕСЬ по возможности имеющийся материал. Во-вторых, надо систематизировать его тематически. В-третьих, оценивать его многопланово, не с одной какой-то, даже очень любимой, точки зрения. Даже если какие-то сообщения источников сначала непонятны и не вписываются в твои сегодняшние представления, их отбрасывать нельзя. Надо продолжать работу, и это непонятное в конце концов найдет свое истинное место.

Все вроде бы просто и элементарно, но следовать этим правилам довольно трудно. Подавляющее большинство историков ныне являются узкими специалистами в одной или двух сферах, а потому редко кто отваживается выходить за рамки своей специализации. Поэтому они в подобных случаях опираются на общие мнения и оценки других специалистов в смежных областях и на практике попросту отбрасывают все то, что им не вполне понятно.

Но от этого взгляд на исторические события оказывается не цельным, а мозаичным: зеркало-то, отражающее прошлое, оказывается разбитым на множество отдельных осколков! В итоге получилось то, что имеем ныне: работ, прямо или косвенно касающихся темы Куликовской битвы, множество, но хрестоматийный образ сражения, созданный историками-любителями в XIX в., до сих пор определяет и представление многих ученых о ней, а альтернатива зачастую сводится к зеркальному же, чисто нигилистическому, отрицанию ее масштаба.
Как конкретно это выглядит? В XIX–XX вв. темой занимались почти исключительно филологи, изучавшие повествования Куликовского цикла как памятники словесности. Наиболее значимые исследования провели С.К. Шамбинаго, А.А. Шахматов, Л.А. Дмитриев, заложившие тот источниковедческий базис, на который до сих пор опираются как филологи, так и историки. Однако этот базис признать прочным никак нельзя.

Дело в том, что он во многом опирается на давний постулат немецкого историка Августа Людвига Шлецера: «чем источник древнее, тем он достовернее». При этом древность определяется чисто филологически и часто очень прямолинейно — по древности языка, по времени сохранившегося списка. При таком подходе время возникновения того или иного текста часто отождествляется со временем создания того летописного списка, в составе которого данный текст обнаружен. А между этими событиями могли пройти целые десятилетия! За это время исходный текст мог сильно обветшать, существенно менялся сам русский язык, и это все находило свое отражение при переписке оригинала: появлялись невнятные обороты речи, ошибки, «новояз», не присущий первоначальному источнику, попросту анахронизмы. Но эти несоответствия, касающиеся в основном формы — еще не основание для огульного отрицания всей содержащейся в нем информации. Но обычно так и происходит!

Историки, к сожалению, чаще некритично относились к выводам филологов и сами шли по их стопам. Печальным примером тому является труд А.А. Зимина о «Слове о полку Игореве», существенный для темы Куликовской битвы, поскольку в его исследовании рассматривается «Задонщина», один из основных памятников Куликовского цикла. Такая «филологичность» стала причиной того, что значительный пласт источников оказывался по существу исключенным из научного оборота.

Я этот стандартный филологический принцип нарушил: в этом отношении я следовал за С.Н. Азбелевым, который, будучи фольклористом, верно определяет памятники Куликовского цикла в первую очередь как произведения устного творчества: даже записанные на бумаге, они продолжали рассказываться и пересказываться изустно, а потому могли сохранять те первоначальные подробности, которые утрачивались при записи. Поэтому к ним принцип «чем текст древнее, тем достовернее» не применим. Этим моя работа отличается от трудов моих предшественников: я внимательнее других прочитал изданные источники по теме и систематично разобрал имеющуюся в них информацию, не отбрасывая «странные» и «лишние» сведения. И, как правило, им находилось место.

Особым «племенем» среди историков являются археологи. О них приходится говорить, поскольку в последнее время они все больше проявляют себя. С одной стороны, это очень хорошо: с 1980 г., после широко отмечавшегося 600-летия со дня Куликовской битвы, в районе Куликова поля развернулись полномасштабные изыскания. С другой стороны, это не слишком хорошо, так как, качественно выполняя свою полевую работу, археологи сплошь и рядом откровенно «плавают» в сферах собственно исторических. Так, они обычно берут на веру выводы филологов и толкуют их очень прямолинейно: коль скоро самыми ранними признаются краткая летописная повесть Рогожского летописца и Основной вариант «Сказания о Мамаевом побоище», то они берут во внимание именно их, а все прочее и рассматривать зачастую не хотят. Вкупе с штампованным представлением о феодализме на Руси (коль скоро на Руси был феодализм, как в Западной Европе, то в Куликовской битве могло участвовать лишь очень небольшое по численности феодальное рыцарское войско) это приводит к выводу сражении на Дону как о не слишком крупном, а потому и не слишком значимом столкновении двух конниц. Подкрепляют такие выводы вроде бы и разыскания на самом Куликовом поле: удобное для сражения место между реками Непрядвой и Смолкой оказывается небольшим — порядка 700 метров в ширину. Примером подобных воззрений могут служить широко тиражируемые в интернете высказывания Олега Двуреченского, одного из руководителей Верхне-Донской археологической экспедиции.

Что на подобное можно сказать? Разумеется, многотысячные рати не могут разместиться на столь узком фронте — если исходить из того, что они все разом должны выйти на бой. Однако такое «киношное» представление о средневековых сражениях — все сразу выстроятся в одну-две шеренги и будут по полчаса-часу махать мечами — не соответствует данным источников. В ту эпоху сражения велись как последовательность отдельных схваток-«суимов»: небольшие подразделения вводились в скоротечный бой постепенно; оставшиеся в живые отходили на отдых, а в бой вводились новые силы — пока кто-то из соперников не дрогнет.

В свете всего сказанного выше становится понятным, что по-настоящему ценных современных исследований очень немного. Есть интересные работы на частные сюжеты, прямо или косвенно связанные с темой Куликовской битвы. Из историков старшего поколения следует назвать Г.М. Прохорова, С.Н. Азбелева, А.К. Зайцева, В.А. Кучкина; из новейших авторов — В.И. Максимова, К.А. Аверьянова, А.В. Кузьмина, Ю.В. Селезнева. Но лучшей работой общего плана остается книга А.Н. Кирпичникова 1980 г. О себе скромно умолчу; пусть говорят другие, но, увы, научная общественность по поводу моей работы пока толком и не высказывалась.

Источники о Куликовской битве известны давно, и новых за последние сто лет вроде не прибавилось. Это так или не так?

С источниками ситуация интересная. С одной стороны, источники давно известны. Это- Краткая и Пространная Летописные повести, «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище», «Слово о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русьскаго», татищевский рассказ, несколько иностранных сообщений. С другой стороны, имеющиеся источники остаются в значительной степени непрочитанными, а потому вполне можно сказать обратное: основная масса источников в научный оборот еще не вовлечена. Достаточно сказать, что выявлено порядка 150 списков «Сказания о Мамаевом побоище», а опубликовано — включая варианты одних и тех же редакций — не более двух десятков. Однако беда в том, что историки не читают их сколько-нибудь внимательно! И у них есть почти официальная «индульгенция»: с подачи Л.А. Дмитриева самым ранним — как бы самым достоверным — считается Основной вариант «Сказания», но коль скоро и в нем имеется множество «ляпов» (например, великим князем литовским называется Ольгерд, а не Ягайло, как следовало бы), то зачем тратить время на более поздние и потому почти заведомо малоценные редакции «Сказания»?

Позвольте привести пару примеров. Первый касается работы филологов: в изданных списках «Сказания о Мамаевом побоище» упоминается некий Михаил Бренок, накануне сражения поменявшийся плащом (приволокой) с великим князем и затем погибший в бою. Когда я стал просматривать разночтения списков, то с удивлением обнаружил, что такая форма — «Михаила Бренка», в родительном падеже — имеется лишь в Основном и Киприановском вариантах, в то время как в прочих говорится о «Брянском», «Брянце», «Бренскóм». Непоколебимая убежденность в том, что чтение Основного варианта — правильное, дало издателям (сотрудникам Отдела древнерусской литературы ИРЛИ во главе с тем же Л.А. Дмитриевым) сомнительное право искажать источники — вписывать в тексты распространенной редакции и Печатного варианта «Бренка» вместо «Брянского». Фактически это фальсификация текстов, сделанная от чистого сердца. Если бы не краткая пометка мелким шрифтом в конце книги, то обнаружить это простому читателю было бы нельзя.

Второй случай больше характеризует уже историков. В 1980 г., к юбилею сражения, был факсимильно издан уникальный по содержанию лицевой список № 999 а из Уваровского собрания ГИМа. Однако искусствоведов интересовал не текст, а иллюстрации, и они не сделали, как водится, упрощенную его роспись в современной графике. И что же оказалось в итоге? Этот текст в течение четверти века никто из историков так и не прочел! Тяжело ведь читать по-древнерусски! Пара формальных ссылок на публикацию — и все! В моем исследовании анализ этого источника имеет ключевое значение.

Куликовскую битву, наряду с Ледовым побоищем, можно считать самыми раскрученными событиями русской военной истории. Чего больше в рассказах летописцев об этих сражениях — фактов или мифов?

В исторических текстах, рассказывающих об этих событиях, мифов нет совсем: их придумывают в силу своего недопонимания потомки. В источниках присутствуют идеология, политическая публицистика; в них умалчиваются и порой искажаются факты; это действительно создает почву для сочинения мифов, но именно почву.
Ледовое побоище не было самым крупным сражением XIII в. — более масштабной являлась битва при Раковоре 1268 г., — однако события 1242 г. «прозвучали» громче, поскольку во второй половине XIII в. потомкам князя Александра Ярославича важно было прославить его имя и провести его канонизацию.

С Донским побоищем дело обстояло несколько иначе, но без идеологического «наполнения» не обошлось и здесь. Более того, можно утверждать, что «Сказание о Мамаевом побоище» — прежде всего остропублицистическое сочинение, иносказательно описывающее политическую ситуацию 1398–1399 гг., когда возникла угроза военного вторжения великого князя литовского Витовта в пределы великого княжества Владимирского, а в Москве тогда существовал политический раскол, который потенциально мог привести к полной катастрофе.

При этом историческая основа — как в Житии Александра Невского, так и в «Сказании о Мамаевом побоище» — вполне достоверна. Я последовательно провел разделение фактуры, связанной со сражением на Дону, и ее публицистического «обрамления», и в обоих случаях выявилось четкое, не имеющее каких-либо внутренних противоречий изложение. Более того, те самые «неправильные» варианты и разночтения различных редакций всех без исключения памятников Куликовского цикла при систематичном их сопоставлении взаимно дополняли друг друга. Сложилась ясная, с чуть ли не с почасовой росписью событий, картина того рокового дня.

Вы отстаиваете иную датировку сражения. На чем основана ваша гипотеза?

Я датирую Донское побоище 8 сентября 1379 г., то есть годом раньше, чем принято. И смею думать, что это больше, чем гипотеза. Такая датировка — естественное следствие разработанной мною концепции лунно-солнечного календаря: на ее создание я потратил несколько лет, проработав за это время практически весь летописный материал. На свете найдется немного людей, которые не просто просмотрели по диагонали, а именно прочли весь корпус Полного собрания русских летописей и еще с десяток летописей и источников, в него не вошедших. Я отношусь к их числу.

Почему в русских летописях одно и то же событие имеет порой по 5–6 датировок: почему, например, битва на Калке датируется 30 и 31 мая, 16 июня и 16 июля, причем имеется 5 (пять!) дат от сотворения мира? То же самое можно сказать и о датировках Куликовской битвы: она всегда датирована 8 сентября, но при этом имеются указания на среду, пятницу, субботу и воскресенье, а годами от сотворения мира называются 6887, 6888, 6889 и 6890-й. Еще больше разночтений дается при описании похода великого князя Дмитрия Ивановича к Дону. Почему из них надо выбирать именно те, что ведут к 1380 г.? Откуда такие разночтения вообще появились? Мои предшественники подобными вопросами и не задавались, а просто выбирали из россыпи дат подходящие, а прочие для собственного удобства игнорировали.

Я же обнаружил алгоритм, позволяющий объяснить этот феномен и показал механизм появления таких разночтений. Как оказалось, в древней Руси вплоть до конца XVII в. в быту использовалось датирование событий по лунным дням, так что пересчет их на солнечный юлианский календарь, делавшийся обычно задним числом, часто приводил к подобным разночтениям. Коль скоро лунный год на 11 дней короче солнечного, то его датировки с каждым годом движутся относительно твердого солнечного календаря по строгой схеме. Но точно такие же разночтения (с поправкой в 1–2 дня из-за особенностей движения Луны) имеют и летописные датировки. Тем самым ошибка в определении года от сотворения мира будет неизбежно вести к ошибкам при пересчете лунных датировок в солнечные.

Хронологические расчеты такого рода довольно тяжеловесны и плохо воспринимаются на слух, а потому интересующихся могу отослать к своим выложенных в сети работам. Найти их несложно. Сразу предупреждаю — чтение будет нелегким.
Я прекрасно понимаю, что «покушение» на хрестоматийную датировку вызывает сначала протест и неприятие. Могу сказать лишь, что у меня не было никакого желания и тем более специальной цели «опровергать» традицию. Но так уж получается — я не виноват!

 ( окончание следует)

Карты битвы — Александра Журавеля

 1364 Опубликовано: 16.09.2017 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Поглупел, живя в этой провинции

Опубликовано 17.05.2017

Порой что-то из свежепрочитанного так крепко на сердце ложится, что непременно хочется поделиться.

Как я нашел дома две боевые гранаты

Опубликовано 04.06.2017

Рассказ нашего читателя Чердакова о необычном происшествии.

Перетерпеть, себя перебороть

Опубликовано 12.10.2016

Знаменитый баскетболист из Клинцов Виталий  Фридзон — о том , как и почему он научился побеждать.

Все – на «Викинга»!?

Опубликовано 07.01.2017

Сборы фильма «Викинг» с Данилой Козловским несмотря на язвительные реплики  маститых кинокритиков уже превысили миллиард рублей и побили российские рекорды последних лет. Почему так?

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску