Воспоминание о показательной безалкогольной свадьбе

ГлавнаяПрямая речьВоспоминание о показательной безалкогольной свадьбе

Происходило это в славные горбачевские времена, в 80- е годы, когда власти решили быстренько  победить  пьянство в пределах всей, смело приближающейся к коммунизму Советской страны.

1.Когда вас вызывает редактор, — это обычно плохо.

Когда редактор дает вам задание через голову начальника отдела – это плохо вдвойне.

Но именно так меня вызвал Миронов и поручил к пятнице написать репортаж с безалкогольной свадьбы. Ну, такой, знаете, неформальный, уточнил он, с чеховским юморком, как вы умеете.

Для меня репортажи на заданную тему с чеховским юморком – это еще та была забава, вот почему я сразу уточнил:

—  Насколько свадьба должна быть безалкогольной?

— Стопроцентно.  Чтоб никто — ничего. Даже шампанское нельзя, только лимонад. Это такая будет показательная для всей нашей области свадьба, — мечтательно произнес Миронов, который по первой профессии был ветеринаром и предпочитал в быту разбавленный спирт.

— Непросто будет найти такую, — на манер извозчика крякнул я.

— Надеюсь, вы проработали в профкоме решение партии и правительства по борьбе с алкоголизмом, — холодно отверг мои сомнения Миронов. – Я считаю:  решение это — своевременное и правильное, народ на корню спивается. Или вы думаете иначе?

— Что – спивается или что своевременно? — кротко  спросил я и добавил – Я вообще-то, Александр Иванович, малопьющий.

Этот странный факт Миронов хорошо знал. Помимо репортерства по общественной части я был назначен председателем профсоюза в редакции. Кроме распределения пайков раз в месяц среди тружеников пера, — в этот паек на каждого входил килограмм колбасы и банка ленинградского кофе, мне было вменено по мере сил реагировать на рецидивы пьянства на рабочих местах. Увы, с таким же успехом я мог бы пытаться руками остановить тепловоз на полном ходу.

Честно говоря, у меня сложилось мнение, которое, я   держал при себе, что в известной степени власть смотрела сквозь пальцы на профессиональное пьянство журналистов. Оно считалось меньшим грехом, чем опасные умствования.

Наш заместитель редактора Хрусталев держал на работе миленький медный самоварчик, наполненный коньяком. Мой наставник Илья легко выпивал на двоих полведра портвейна и после этого мог вертикально фиксировать себя за рабочим столом. Начальник  отдела Стас накануне выпил бутылку вина и упал в коридоре, как белогвардейской саблей подкошенный. Пришлось его, тяжеленького затаскивать в кабинет, дабы уберечь от начальства. А Толика Ильина из сельхозотдела во время важного интервью стошнило прямо на кавалера многих орденов и депутата Верховного Совета. И все бы ничего, но кавалером и депутатом была стокилограммовая дама по кличке «Мама»  – председатель известного на всю область колхоза. Алкашей в колхозе она карала своей чугунной рукой, в чинах различий не делала. Так что Толик только чудом смог убежать от нее и  потом несколько часов прятался в высокой кукурузе.

Выходило, что показательную безалкогольную свадьбу лучше всего вначале было бы провести в родной нашей редакции. Но у нас никто в ближайшее время не собирался жениться. Миронову об этой идее я не сказал, а лишь уныло повторил, что адрес и контакты подобной необыкновенной свадьбы мне никакой загс не даст.

— Эх, молодежь, молодежь, ничего вы не умеете, — покровительственно заметил редактор. – Прежде чем провести важное предприятие, нужно что?

— Что? — как полный идиот, уточнил я.

— Его нужно подготовить и организовать! – в голосе Александра Ивановича звучали фанфары. —  Зиночка (крикнул оннашей бойкой секретарше в дверь) соедини меня с Гладким из Школы милиции.

И, обращаясь ко мне, продолжил:

— Мы вместе с Гладким в обкоме работали. Невероятной ловкости товарищ, теперь он – в Школе милиции – замполит, полковник.

Далее я стал свидетелем телефонного разговора редактора с Гладким. Замечу, Миронов являлся кандидатом в члены бюро обкома партии, большая шишка, и потому его звонок был непросто звонком старинному приятелю, а практически – поручением Партии. Из услышанных фраз я выхватывал: «Есть мнение», « организуем полезное начинание», «в свете постановления откликнуться на решение», ну и т.д.

Говорили они эдак минут десять.

По лицу Миронова было видно, что полезное начинание даже ловкому полковнику Гладкому не шибко нравится,  тот явно не желал откликаться и все такое, но отбиться  от напора безжалостного, как танк Т 34 Миронова не удавалось никому. Потому- то он так долго и сидел у нас редактором.

— Будет вам адрес, — подытожил редактор, положив трубку. -У них как раз выпускники женятся. Подберут вам подходящую кандидатуру.

2. На следующий день с утра я отправился к Гладкому.

Полковник оказался плотным мужчиной лет пятидесяти с лицом текучим как у Чеширского кота. Понять, что на уме у этого непростого человека было совершенно невозможно.  Гладкий обрушил на меня водопад слов и междометий,  которыми убедительно объяснил, как непросто оказалось выполнить поручение областной партийной газеты, как в Школе тщательно подбирали необходимую кандидатуру и как ее в короткий срок все же подобрали.

— А много ль было желающих?-  я деловито достал блокнот. И сразу понял, что допустил бестактность.

Ясное доселе лицо полковника накрыло легкое облачко, но он быстро совладал с собой, сообщив,  что таковых обнаружилось немало, в Школе все, как практически один откликнулись  на важное решение партии во главе с товарищем Горбачевым. Ну, а выдвинули в итоге самого достойного?

— А кто у нас самый достойный?

-Комаров. Выпускник Комаров. Анкета замечательная, отличник боевой и политической подготовки.

— И неужели никто от предложения не отказался? — Еще более бестактно уточнил я. —  Все – таки, согласитесь, в традициях нашей сложившейся свадебной ритуальности и обрядовости отдельные пережитки прошлого в народе сидят глубоко. Не так ли?

-Увы, очень глубоко еще сидят отдельные пережитки, — после некоторой паузы, с осторожностью согласился со мной полковник. – Обнаружились, это, конечно, не для печати, отдельные товарищи, которые даже под угрозой распределения на крайние севера не захотели, как вы точно отметили, отказаться от   ритуальности и обрядовости.

А полковник-то, похоже,  и сам выпить не дурак,  — подумал я, но вслух произнес:

— И все же думаю, мы сумеем описать для общественности на всю область яркое рождение новой брачной традиции.

На полковника было больно смотреть. Он явно не понимал, как себя со мной вести.

— Пришлось попотеть, поработать, — Гладкий отчитывался передо мной, будто не Миронов, а я был кандидатом в члены бюро обкома партии, — план мероприятия утвержден,  Комаровы проинструктированы. Больше того, нам удалось перенести нашу первую безалкогольную свадьбу на ближайшую среду в лучший загс нашего города. Я лично буду на месте обеспечивать полный контроль. Да, а фотограф от редакции — кто? Может, самого Зиновьева (прим. это был знаменитый на всю область, единственный штатный фотограф нашей газеты) ухватим?

-Ухватим, — ответил я. Гена Зиновьев, к слову сказать, был редчайшим примером абстинента в провинциальной фотографии. Я заранее предупредил его о предстоящей съемке. Услышав о  необычном поручении редактора, он лишь иронически хмыкнул, но Гену вообще нельзя было удивить.

— А что  вместо шампанского по сценарию в загсе будет предложено для молодых? – уточнил я у полковника.

— Лимонад  «Буратино» нашего областного комбината безалкогольных напитков, — как на воинском плацу отрапортовал Гладкий. Похоже, ему было уже нечего терять.

3. В 12 часов в среду у дверей лучшего загса нашего города нас с Геной ждал Гладкий. Он выглядел растерянным.

-Кто у нас – молодые? – вместо приветствия уточнил фотограф, на ходу обнажая свой единственный на всю губернию, купленный на казенную валюту знаменитый «Хассельблат».

— А, похоже, и некого снимать, – произнес полковник.  – Этот мерзавец Комаров поломал весь сценарий и отказывается жениться. Только что заявил. Нет, каково!?

Композиция образцовой свадьбы, терпящей крах на наших глазах, чем-то напоминала знаменитую картину художника Федотова «Сватовство майора». Те же смятение и тревога в девичьей стайке у пыльной пальмы, в центре которое волновалось  розовое облако приличного размера – собственно, сама невеста.  Но коротко стриженый, с тонкой шеей жених, в костюме явно больше положенного размера не крутил бравый ус, как на картине, но с тоской смотрел в  большое окно. Будто хотел прямо сейчас выпрыгнуть в него и убежать. Сторону жениха представляли молодые разномастно одетые люди, двое из них  – в татуировках. И не было похоже, что новоиспеченный лейтенант милиции Комаров в этой маленькой ОПГ являлся главным.

В воздухе висело предчувствие большой грозы с блескучими молниями,  театральными ударами грома и, возможно, славной дракой.

— С окраины ребята, —  шепотом пояснил полковник, поймав мой взгляд. – Простые. Без затей.

Ситуация накалялась. Показательная образцовая свадьба срывалась. И тогда невозмутимый Зиновьев бросил:

— Это что ж получается? Я зря сюда топал? Нет, пойду- ка я с пацанами перетру.

В мгновение в хмурой компании друзей жениха он определил главного,- тот был постарше и покрепче. Отозвал дружка в сторону. Они поговорили минуты три и пожали руки. Парень тут же направился к жениху, что-то сказал ему. Комаров от этих слов сник, потух и вроде как бы убавился в росте.

-Что  ты ему сказал, — уточнил я у Гены.

–  Сказал, что следовало. Ну, чтоб тут без баловства.  В общем, если жених хочет, то пусть разводится хоть завтра, хоть с гречневой кашей свою Нюру съест. А сегодня – праздник, народ позвали, портить праздник народу- это не по пацански.

-А он?

— А что — он? Порядок есть порядок, Не нами, знаешь, заведено, — и с криком «Улыбочку!», как  ястреб на беззащитных куропаток кинулся с аппаратом на молодых.

Сопротивление было сломлено, праздник начался.

Построились.  Марш Мендельсона. Вошли в зал. Роскошная, как крымская роза заведующая загсом в чем-то невообразимом. Слова, росписи, кольца. У всех вас это когда- то было, разве что «Буратино» в бокалах вам не предлагали.

Невеста – розовое облако цепко держала Комарова за локоть, не вырваться, красен как рак, видимо, от волнения был сам лейтенант.

Поездка к Вечному огню. Летающий меж публики, как грешный ангел фотограф Гена. Плачущие от счастья мамы молодых. Языческое беснование соседей у подъезда, — свадьбу играли в квартире родителей невесты. Много чего!

4. В квартире — куча неизвестных людей. Кто они? С чьей стороны? А мы — с чьей?

Шум, гам, доски на стульях, ибо не хватает стульев, сдвинутые в ряд столы. Уселись плотно, плечо к плечу, но это никого не смущает.

Магнитофон «Айдас» играет что-то очень громкое.

Салаты, холодец с хреном, селедка под шубой, винегрет в хрустальных тазах.

Бабушки и дедушки притулились в темном углу.

А ведь хорошо складывается! Просто душевно.

Правда, молодые смущены и вроде как немного дичатся друг друга. Так и это — обычное дело, ведь редко кому нравится целоваться на глазах разбушевавшихся родственников.

И что интересно — никаких водок, шампанского, вина! Все, как уговорено, все по сценарию.  Зато через каждые полметра на столах большие графины с компотами трех цветов – красного, желтого и розового.

Передо мной поставлен графин с желтым, похоже, облепиховым компотом.

Попробовал, чудо как хорош! Просто живительный состав! Выпил стакан, и тебе являются неведомые прежде силы, глазу открываются радостные краски мира. Выпил еще, и уже готов петь и плясать быстрые танцы  вприсядку.

Гладкий в качестве посаженного отца произнес речь.  И ведь, на удивление, хорошо сказал!  Не как начальник, полковник, а как старший товарищ. Тепло,по- человечески получилось.

Не знаю, предупреждены ли гости об особом характере проведения праздника, однако никакого напряжения не чувствуется. Ни капельки!

Приосанились, приободрились. Со вкусом едят, хорошо шумят, тосты громко произносят. Веселые все!

Тут же сформировались свои, особенные предпочтения. Мужчины больше налегают на розовый компот, и Гладкий – среди них. Женщинам нравится красный, сладенький.

Очень быстро уходят эти самодельные безалкогольные напитки. Хозяйки только и успевают приносить новые графины. Гладкого вроде даже шатает, но делиться со мной  компотом из своего графина он решительно отказывается.

И все бодро, весело! Те из гостей, которые помоложе, презрев котлеты с толченой, на молоке картошкой тянутся танцевать. Из-за недостатка места это возможно только в соседней комнате, из которой вынесли мебель. Туда и молодых плясать увели.

За столом под разноцветные компоты крепнет разговор степенный: что у кого на даче выросло, пора или не пора птицу на яйцо заводить, как и что подсказывает в этой плоскости международная обстановка.

Расспрошен полковника, который авторитетно заявил, что с капиталистами надо всегда быть настороже.

Рекомендация внимательно выслушана и принята к исполнению.

Компания мелкоты извлечена из-под столов, где устроила свой приватный праздник. И одаренная конфетами выпровожена из квартиры, вниз, во двор.

А тут старушки в платочках из своего угла затянули на два голоса старинную  песню «Ах, зачем это ночь так была хороша».

Класс! Особенно место из песни про «реворвел», который задрожал в руках главного героя во время бала.

Но у нас – то здесь все иначе. У нас все хорошо. Вот Комаров, вижу, пришел в себя и даже смеется в кругу своих корешков.

— Студент, —  зовет полковник меня, а ведь неплохая получается безалкогольная свадьба! Согласен?  Культурно, и никакого мордобоя. Но ты меня спроси: Почему?

-Почему?

— Весь секрет в том, что любое  мероприятие нужно готовить тща-тель-но! Ни в коей мере  при это мне забывая о русской традиционности и обрядовости. Неважно, какой у кого компот, товарищ, важно  как ты закусываешь. Ты эту котлетку съел?

— Не съел.

— Исправляйся! Обязательно съешь. Надо быть полной скотиной, чтоб не уважить хозяйку и не употребить ее волшебных котлеток…  И музыку, музыку громче! Ура молодым!

-Ура! Ура!

5. Ну, вам еще интересно знать, что перед свадьбой случилось с Комаровым? И не развелся ли он назавтра со своей Тоней?

Отвечаю: Не развелся. А что случилось с Комаровым, до сих пор не ведаю. Тайна, покрытая личной жизнью.

Вам интересно, написал ли я вообще репортаж о показательной безалкогольной свадьбе?

А в чем трудности? Конечно, написал! Плюс Гена дал замечательные снимки.

Нас даже отметили на планерке за удачный старт областной безалкогольной компании.

Миронов при всех пожал руку и с удовлетворением произнес:

— Рад, что не подвел. Премия тебе будет.

Замечу: если наш редактор с кем-то изредка переходит на уважительное «ты» — это очень круто.

Вот и Гладкий  потом позвонил, поздравлял с полезной публикацией.

Говорил, что все мы трое сообща неплохо поработали.

Занятным человеком оказался полковник Гладкий. Как китайская шкатулка, у которой может быть и два, и даже три дна. А что там действительно внутри?

***

К слову, с той веселой безалкогольной свадьбы мы с Геной  увели  полковника Гладкого с великими трудами.  Запихнули в такси, хотя он упирался и рвался обратно, на  свадьбу и в окошко авто успел прокричать:

— Ребята! Нашу страну никто не победит! Помните, нас никто нас не поборет, пока мы сами себя не поборем!

….  С тем и исчез как фантом.

Юрий Фаев

( Из книги «Испытания чувств»).  Заказать книжку можно по адресу bryanskie-rf@yandex.ru   Цена одного экз ( карманный формат, твердый переплет, иллюстрации) 150 руб.

*** 

рис. Бориса Иванова

 

 395 Опубликовано: 08.09.2017 | Рубрики: Прямая речь | Метки: ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Вино из одуванчиков

Опубликовано 08.04.2017

Наш читатель Юрий Новохатский прислал в редакцию заметки о полученных уроках чтения и своих замечательных книгах.

Жители деревни очень внимательны к мелочам

Опубликовано 22.06.2016

Наверное, если бы я переехала из маленькой типовой Бежицы в громадный многоликий Нью-Йорк, я бы за год влилась в жизнь своего нового места обитания. Но Нерусса — это не тот случай.

Дорогие мои учителя. Ч. 2.

Опубликовано 28.05.2017

Воспоминания о преподавателях славного Брянского лесохозяйственного института послевоенных лет.

Необыкновенная комната

Опубликовано 23.02.2018

 Невыдуманные армейские истории из давнего прошлого. К 23 февраля

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску