Что мы знаем о Куликовской битве

ГлавнаяПрямая речьЧто мы знаем о Куликовской битве

Обсуждаем двухтомник о знаменитом сражении нашего земляка, историка Александра Журавля.

Мы встретились! Встретились, чтобы отметить 35-летие окончания института. Побродили по любимому истфаку, посидели в аудитории, поговорили. Вспомнили тех, кого уже нет, и никогда не будет с нами, с огромным удовольствием пообщались с преподавателями и друг с другом. Володя Прохоров и Саша Журавель привезли в подарок студенческим друзьям свои книги. Кто-то видел их впервые, я была уже знакома с ними. Стала расспрашивать об их судьбе, продвижении к читателю, реакции коллег, критиков. И оказалось, что все не так просто. Хочу рассказать о книге Александра Журавля «Аки молниа в день дождя».

Журавель долгие годы жил и учился в Брянске. Серьезно занимался наукой, увлекался Средневековьем. Личностью в институте был неординарной, яркой и мятущейся. Оспаривал незыблемые, как тогда многим из нас представлялось, вещи: абсолютную истинность марксизма-ленинизма, руководящую и направляющую роль КПСС и пр. В дипломной работе на тему «Советская историография рабства в Древней Руси» показал эклектичность так называемой «марксистско-ленинской» теории формаций, чем радости у государственной экзаменационной комиссии (по крайней мере, у многих ее членов-убежденных коммунистов), естественно, не вызвал.

Короткая работа учителем в школе, служба в армии и работа над диссертацией на тему «Земельные отношения в советской доколхозной деревне Западного района РСФСР». Однако ее Журавель не закончил из-за причин личного характера: на рубеже 1980-90-х гг. у него окончательно сформировался взгляд на мир, мало совместимый с общепринятыми научными представлениями. А тут еще тогдашнее руководство БГПИ, где он работал, отказалось выдать ему справку об окончании аспирантуры как политически неблагонадёжному (вышел с товарищами на демонстрацию под лозунгом «Вся власть Советам!» в то время, когда еще действовала 6-я статья конституции СССР о руководящей и направляющей силе КПСС).

В 1992 году Александр переехал в Тулу, взяв опекунство над племянниками, оставшимися сиротами после гибели их родителей. Здесь стал серьезно заниматься древнерусской хронологией. Первоначально это было лишь пополнение базы данных для изучения ритмов русской истории. Но «в силу природной занудливости», как говорит сам, он не смог пройти мимо странной противоречивости древних датировок, что привело к формированию принципиально нового подхода, выраженного в книге «Время русской истории» и многих научных статьях

И вот большая книга Александра Журавля. Впечатляющий двухтомник о Куликовской битве «Аки молниа в день дождя», выпущенный издательством «Русская панорама» и «Русским историческим обществом» в Москве тиражом 2 тысячи экземпляров. Первая книга носит название «Куликовская битва и ее след в истории», вторая – «Наследие Дмитрия Донского».

Куликовская битва — символ русского национального самосознания. О ней написано множество книг и статей. Хрестоматийный образ Куликовской битвы, хорошо знакомый каждому жителю нашей страны, складывался постепенно и был одним из средств самоутверждения возникавшего русского народа. Сформирован этот образ был идеологами XV—XVI вв., а нынешний облик ему придали историки и публицисты XIX—XX вв. Кажется, все уже изучено и сказано. Зачем же об этом писать еще раз?

Александр Журавель отвечает на этот вопрос в предисловии к своей книге:

«На тему Куликовской битвы я вышел, занявшись сначала вроде бы весьма далеким от нее вопросом — древнерусской хронологией. Изучая особенности датирования исторических событий в русских летописях, я постепенно «доплыл» до XIV-XV вв. и заинтересовался ее датировкой и ее хронологией, а уже затем и всем остальным. Сплошное чтение летописей с «посторонней» с точки зрения их основного содержания целью позволило взглянуть на них с несколько иной стороны и во многом повторить путь средневековых летописцев».

Автор призывает читателя четко отделить друг от друга две основные темы книги — собственно Куликовскую битву и позднейшие представления о ней. Последние в свою очередь включают в себя два по сути разных сюжета — представления о битве, сложившиеся в средневековую эпоху, закрепленные в так называемых памятниках Куликовского цикла (краткой и пространной Летописной повестях, «Сказании о Мамаевом побоище», «Задонщине») и научные представления, основанные на изучении этих памятников, которые неоднократно пересматривались, исходя из политической конъюнктуры.

Исследователь, поставив своей целью определить место Куликовской битвы в ряду других событий русской средневековой истории, дает подробную реконструкцию самого этого события.

 «Дать описание самой Куликовской битвы — это прежде всего ответить на три вечных вопроса: что? где? когда? При этом первый вопрос многопланов: надо не просто описать ход событий, но и определить количество участвующих в битве войск, разобраться с трудным вопросом об именах участников битвы. Все это требует уходить далеко в сторону от дня и места битвы — как пространственно, так и хронологически.

Второй вопрос, напротив, неотделим от описания самой битвы, поскольку одно можно определить только относительно другого.

Третий вопрос также связан с описанием битвы — в рамках дня 8 сентября, однако для того, чтобы найти год, когда произошло сражение, надо проанализировать весь смежный хронологический материал всех имеющихся в нашем распоряжении исторических источников».

В ходе исследования автор привлекает новые источники и методики, которые не использовались ранее (прежде всего воссозданную не так давно палеографами историческую карту Куликова поля, воспроизводящую особенности его рельефа и степени залесенности в XIV в.). Кроме того, используются авторские наработки в области хронологии, позволяющие уточнить последовательность событий – в том числе и ход самой битвы. Подробнейшим образом, строчка за строчкой, автором исследованы буквально каждое свидетельство источников, каждая деталь, которую не замечали или недооценивали его предшественники. Безусловно, в книге говорится и о событиях, предшествующих и следующих за битвой. Без этого нельзя понять, из-за чего, собственно, произошла битва, и каковы были ее реальные последствия. Все это позволило Александру Журавлю по-новому взглянуть на сражение на Дону и его значение в становлении русской государственности.

Прочитав книгу моего студенческого однокашника А.В. Журавля, я была уверена, что она вызовет шквал откликов, как научных, так и публицистических. Скажем, насколько мы готовы принять точку зрения автора о том, что битва на Дону состоялась не в 1380, а в 1379 году? Но каково же было мое удивление, когда на нашей недавней встрече Саша сказал, что научное сообщество просто не заметило,  проигнорировало его исследование, вокруг него и самого автора образовался вакуум. Неожиданно, на первый взгляд. Ну а если посмотреть внимательнее, то и нет ничего странного.

Сегодня с исторической наукой творится много чудес. Достаточно послушать министра культуры В. Мединского, который в своем ответе критикам его диссертации, опубликованном в «Российской газете», совершенно открыто говорит, что миф — это факт. И объясняет: неважно, что там было на самом деле, важно, что наш народ в это верит. Дескать, историк имеет право быть необъективным потому, что истины нет вообще. Коллеге вторит и министр образования и науки О. Васильева, утверждая, что не следует разрушать мифы, если они устоялись и способствуют патриотическому воспитанию. Вот как-то так. Вроде, история и не наука вовсе. Зато теология решением президиума ВАКа признана научной специальностью. И вузы спешно начали готовить профессиональных ученых-теологов, прошли уже даже первые защиты диссертаций. Кстати, наш БГУ тоже активно включился в этот процесс.

И потому здорово, по-моему, что время от времени находятся еретики, подвергающие сомнению, казалось бы, незыблемые, базовые научные постулаты. Конечно, последствия предсказуемы: их утверждения  нередко объявляются бездоказательными, самих инакомыслящих называют недоучками, дилетантами, шарлатанами и вообще «темными личностями». Хотя их главный грех заключается лишь в их склонности мыслить самостоятельно — не так, как большинство. А по моему, не надо бояться разрушать мифы, даже если их уже признали фактами.

Мои наставники учили меня: задача историка – поиск и установление Истины. Я наивно верю в это до сих пор.

Татьяна Жукова,

учитель истории,

 

 516 Опубликовано: 18.07.2017 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Живи!

Опубликовано 29.10.2015

Непонятно как это получается, но самые важные истины дети порой формулируют лучше взрослых.

Мамленков: Моё бродячее счастье. Ч. 1

Опубликовано 20.02.2017

После откликов читателей на мои первые заметки о том, как живется в европах не связанному с бытом брянскому человеку, решил, вот, продолжить.

Александр Стокласка: 8 книг из дорожного портфеля

Опубликовано 14.06.2016

В нашей новой рубрике известные брянцы рассказывают о своих любимых книгах. Слово — известному брянскому журналисту, теле- и радиоведущему, поэту Александру Стокласке.

О «Брянских сумасшедших»

Опубликовано 03.12.2017

Правы ли брянские алармисты ( см. справку) и профессиональные оппозиционеры, каждый раз делающие из мухи слона?

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску