Контрреволюционные полотеры в Кремле и прочие враги

ГлавнаяДатыКонтрреволюционные полотеры в Кремле и прочие враги

Исполнилось 80 лет  (1937 год) со времени начала Большого террора в СССР. Эту дату, по своему, отметили участники опроса «Левада-центр», назвав величайшим деятелем Отечества не Путина, а именно Сталина.

Недавно достоянием историков стали архивные папки под названием «Журналы регистрации отправленных документов с резолюциями Сталина». Благодаря им можно заглянуть в тайники сталинской политической кухни. Сегодня, в канун 80-летия Большого террора, начало которому положил приказ НКВД N 00447 от 30 июля 1937 года, поучительно ознакомиться с преданными запоздалой гласности образцами мудрости вождя.

Фирменный стиль

В нашей истории жанр ручного руководства государством с помощью высочайших междометий и августейших коротких фраз был популярен всегда. Но именно Сталин довел до совершенства этот инструмент оперативного руководства державой.

Получал ли он письмо, агентурное донесение, проект постановления или журналистскую статью, подход был един: прочитывал бумагу с карандашом, подчеркивал строчки в тексте, комментировал на полях — и ставил высочайшую резолюцию. Потом в Особом секторе ЦК ей давали порядковый номер, под датой записывали в альбом. И после этого любая субъективная пометка принимала форму объективного закона жизни. Это отнюдь не метафора: в графе «что сделано» делались пометки об исполнении.

Создается впечатление, что Сталин работает не вождем, а почтальоном. Пересылает адресованные лично ему письма своим верным ученикам. Создает атмосферу коллективного руководства. Другие возразили бы, что поощряет круговую поруку. Но эта полудрема — иллюзия. Отфутболивая, он наблюдает, впитали ли товарищи по узкому кругу сталинский стиль руководства. В середине 36-го все резко меняется — от проснувшегося вулкана активности главного читателя начинает трясти всю страну.

Криминальное чтиво

Потоком пошли сводки, протоколы допросов, агентурные донесения. Вот лишь несколько записей за три дня рокового 37-го — с 24 по 26 сентября.

Записка корреспондента «Правды» о террористическом акте в Рузаевке в Мордовской АССР. Убиты двое. Резолюция Сталина своему преданному наркому внутренних дел: «т. Ежову. Нужно разгромить националистическую банду в Мордовии». Еще до расследования двойное убийство квалифицировано терактом. Политбюро дает приказ зачистить всю автономную республику.

Телеграмма о контрреволюционной организации правых в Азово-Черноморском крае и ее связях с московской группой бывших партизан и конармейцев и их вредительстве в Главконупре. Сталин: «т. Ежову. Обратите внимание. Надо арестовать Плавника, Акатова. Надо раскопать Главконупр». Главное управление коневодства будет «раскопано» — в пыль.

Управление НКВД по Ивановской области рапортует о «вскрытии антисоветских диверсионных организаций в текстильной промышленности». Приказ вождя: «т. Ежову. Очень важно. Мошкова и других надо арестовать».

Телеграмма из Еревана с показаниями арестованного Акопова. Сталин: «т. Ежову. Надо немедля арестовать всех названных Акоповым армян-военных (см. в тексте)». О вредительстве в системе Комитета заготовок и Заготзерно: «т. Ежову. Всех виновных нужно расстрелять».

Начальник УНКВД Свердловской области Дмитриев рапортует о ликвидации на Урале офицерско-фашистской организации. Сталин: «т. Ежову. Странное письмо. А кто из поименованных лиц арестован? Арестованы ли, скажем, Епифанов, Стихно, Булгаков и др.? Записка Дмитриева производит впечатление газетной статьи». Разумеется, вскоре арестуют и самого Дмитрия Дмитриева. А Ежов проследит, чтобы чекистские сводки отныне не напоминали газетных статей.

Дальше это станет обычной практикой: намечаемых на казнь Сталину подносили как меню в ресторане. Попали в сводку, упомянуты на допросе-пытке, промелькнули в доносе — значит, обречены. На заявлении некоего Симановича помета: «т. Ежову. Лиц, отмеченных мною в тексте буквами «ар.», арестовать, если они уже не арестованы». А отмечал он, бывало, всех подряд, без разбору.

Системный подход

Многие сталинские резолюции становились приказами для начала новых агентурных разработок, уголовных и политических дел, давали направление ходу следствия и были сценариями показательных процессов.

Прочитав первый протокол допроса бывшего посла СССР в Китае Дмитрия Богомолова («оказавшегося шпионом английской разведки»), Сталин указывает: «т. Ежову. Сказанное в этом показании Богомоловым нам уже известно. Нам теперь необходимо знать: каких троцкистов и вообще изменников насадил или завербовал Богомолов в наших наркоминдельческих органах в Китае, кто они такие и вообще, каков политсостав этих органов. Это нужно выяснить сейчас же».

С этой резолюции начинается погром дипломатических кадров. Больше того, возникает «система реагирования», и дальше одним росчерком пера и по одному субъективному меморандуму ликвидируются целые государственные структуры. Вот, например, докладывают о положении дел в ОГИЗе (тогдашнем Роскомпечати) и о том, как Отдел печати ЦК «посылал туда врагов». Сталин: «т. Ежову. Нужно переарестовать всю огизовскую мразь».

Или раскрыта «контрреволюционная диверсионная организация на транспорте» в Дальневосточном крае. Сталин: «Надо по всем дорогам создать бригады ГПУ для проверки». И правда, зачем же ограничиваться одним краем? Лучше как в песне: «От Кронштадта до Владивостока…»

Поступает сигнал на председателя Калмыцкого ЦИКа Хомутникова. Приказ вождя: «т. Фриновскому. Если Хомутников является кандидатом в Верховный совет, его не стоит сейчас арестовывать (с ним можно расправиться после выборов, назначив новые выборы). Если же он не кандидат, можно его арестовать через одну-две недели, т.е. после выборов».

Мастер-классы давались и по ЧП местного масштаба. В городе Иваново зарегистрировано 400 случаев легкого отравления от хлебных изделий. «т. Ежов! Обратите внимание на Иваново-Вознесенск и его пекарей». После этого «обращается внимание» не только на пекарей, и не только в Иваново, но и на водопроводчиков, шоферов, железнодорожников — по всей стране.

А вот поистине перл: в Кремле среди полотеров раскрыта контрреволюционная группа. Сталин откликается мгновенно: «Кто принимал на работу полотеров? Кто и как вообще принимает полотеров на работу?»

Разнарядка на сроки и расстрелы

Другой важный вопрос. Если не расстреливать («первая категория»), то сколько лет давать? Сталин директивно решает и эту задачку.

Прокурор Союза Вышинский и председатель Военной коллегии Верховного суда Ульрих просят указаний о мере наказания участникам «шпионской организации, действовавшей в системе энергетико-промышленных предприятий». Сталин — Молотову: «По-моему, Ведригу и другим главарям можно дать по 10 лет, а остальным по 8 лет. Претензии НКИД отклонить». Почему так мало? Да потому.

Под настроение Сталин расписывает детальный сценарий, а по сути дела — клише для других схожих судебных процессов: «1. Заслушать дело о вредительской диверсионной шпионской организации в тресте «Буденновуголь» в открытом судебном заседании в г. Сталино. 2. Процесс поручить провести местным органам прокуратуры и суда. 3. Виновных приговорить к расстрелу, расстрелять и опубликовать об этом в местной печати. 4. Процесс поручить провести местным органам прокуратуры и суда». Город Сталино — это нынешний Донецк.

Возразят, что таким путем можно было вообще всех переарестовать, перестрелять, сослать с конфискацией и остаться без кадров на последней шахте и колхозе. Совершенно верно. Сталин дает руководящее указание и на этот счет. Когда возникает вопрос о необходимости снятия с работы начальника Главного управления культур Наркомата земледелия СССР, исключенного из партии Краснощекова (на что нарком Михаил Чернов уже просил разрешения в феврале 37-го), Сталин учит: «Тов. Чернову (Ежову для сведения). Чтобы снять и арестовать Краснощекова (а его нужно арестовать), надо знать, кого назначить на место Краснощекова».

Вскоре заодно арестуют и расстреляют самого Чернова. Но до этого на его место уже будет подобран кандидат. Это Роберт Эйхе, которого, в свою очередь, арестуют через год, а расстреляют тремя годами позже.

Всевидящее око

Альбомы резолюций помогают прояснить один из главных вопросов отечественной истории ХХ века: почему даже сегодня, несмотря на тонны неопровержимых документов о терроре, в массовом сознании существует такой непреодолимый раскол по сталинской теме? Да потому что каждый видит в 37-м то, что хочет. Вы про первую и вторую категорию, а вам — о премьере «Анны Карениной» на сцене МХАТа. Посетив премьеру, Сталин сказал: ««Анна Каренина» — это очень большой спектакль, подлинная трагедия русской женщины. Это настоящий Толстой, и в этом заслуга режиссуры. Великолепно актерское мастерство артистов Тарасовой и Хмелева». Правда, сразу после этого арестовывают и расстреливают директора МХАТа Аркадьева. Но к игре артистов, декорациям и освещению претензий не будет.

Действительно, 36-й, 37-й, 38-й и далее годы по списку — это не только допросы, аресты, приговоры и расстрелы с ГУЛАГом.

Например, Сталин денно и нощно работал над важным вопросом… импортозамещения. Когда было нужно закупить противопожарное оборудование для Кремля, вождь выступает патриотом и защитником отечественного производителя: «Где закупается? За границей? А мы сами не можем?» Или он узнает, что у нас нет ни одной авиамашины пассажирского типа для линии Москва — Прага. У него просят разрешить купить несколько самолетов за границей, Сталин удивлен: «тт. Молотову и Орджоникидзе. Значит, у нас нет собственных самолетов? Дожили… И. Сталин». Ему докладывают, что причина сокращения поступления ниток на продажу в торговую сеть лежит в необеспеченности катушками. Он оставляет не потерявшую актуальности цитату: «т. Молотову. Надо заставить наших людей делать катушки».

Главный метод

Массовое сознание весьма своеобразно переживет террор и его приостановку: все перегибы, не переводя дыхания, спишут на лучшего ученика Сталина — наркома Ежова, едва ли не главного адресата его указаний периода большой чистки. И в национальной памяти в итоге останутся не сталинские, а «ежовые рукавицы», не сталинщина, а ежовщина. Как так могло случиться, разъясняют все те же альбомы резолюций.

Они с документальной четкостью, буквально по дням повествуют о том, как происходило переформатирование репрессивной матрицы (теперь главный смотрящий за органами и адресат сталинских указаний — новый нарком внутренних дел Лаврентий Берия). И уже не Ежов, а другой нарком продолжает закручивать гайки.

(«Коммерсантъ», в сокращении)

 288 Опубликовано: 02.07.2017 | Рубрики: Даты | Метки: ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

В монастыре в начале двадцатых

Опубликовано 28.06.2018

Свенский Свято-Успенский монастырь отмечает в этом году своё 730-летие. 

Красные самолеты над Брянском

Опубликовано 08.06.2016

8 июня 1923 года в нашем городе прошло учредительное собрание местного отделения Обществ друзей воздушного флота. В «Брянском рабочем» появилась заметка «На красные самолеты!»

Либо — КПСС, либо — автомат Калашникова

Опубликовано 09.04.2017

9 апреля — день рождения бывшего российского премьер-министра Виктора Степановича Черномырдина (1938- 2010). Вспоминаем его знаменитые афоризмы.

Десять тысяч военных песен

Опубликовано 18.07.2016

Исполнилось 90 лет со дня рождения нашего земляка, писателя, собирателя фронтового и партизанского фольклора Павла Фёдоровича Лебедева.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску