Распивочно и на вынос

ГлавнаяПрямая речьРаспивочно и на вынос

Наш строгий читатель углубился в творчество В.В. Розанова и прислал нам  свои размышления.

В одной из книг «тишайшего» (смотрите «Три истории из брянской жизни писателя Розанова» ) В. Розанова я обнаружил свою давнюю выписку из газеты «Книжное обозрение». О том, что в Брянске на ул. Калинина М.И., на здании мужской прогимназии, в которой преподавал В.В. Розанов, открыт мемориальный знак с бронзовым барельефом «русского Сократа». «Ровно пять лет прожил он в Брянске, но, увы, город не произвёл на него приятного впечатления. Судя по сохранившимся письмам, Розанов был удручён беспросветной провинциальностью и повальным пьянством местного населения» («Русскому Сократу» // Книжное обозрение. 2000. № 9. 28 февраля).

А не так давно побывал я в «библиотеке духовной культуры» на мероприятии, посвящённом тому же В.В. Розанову. Никто из участников не сказал о нём ни одного внятного, разумного, компетентного слова, свидетельствующего о понимании, кто такой Розанов, каково его место и значение в истории литературы, философии, общественной мысли, почему в наше «новое время» общество с таким восторгом возвратилось и обратилось к нему. Чиновник, открывавший мероприятие, сказал, что «Розанова мы не знаем». Зачем же вы прославляете, пропагандируете его?! Может, он фашист какой? Кандидат исторических наук, выступивший с докладом о Розанове-коллекционере, признался, что в философии он ничего не понимает… Что уж говорить о рядовых участниках действа и о слушателях…

Всё помещение, в котором проходило мероприятие, было уставлено стеллажами с книгами писателя и о нём, увешано его изречениями. Едва ли не самым видным, главным из них было такое: «Дешёвые книги — это некультурность. Книги и должны быть дороги. Это не водка». И как же бедные библиотекарши восторгались, умилялись им, сюсюкали вокруг него! Как и вокруг другого его высказывания: «На предмет надо иметь именно 1000 точек зрения». На деле, как я убедился, они, сами участники мероприятия, не терпели и двух точек зрения — одной другой, отличной от их! — на предмет обсуждения, на самого В.В. Розанова! Не знаю уж, не по должности ли, не потому ли, что мероприятие было полуофициальное и даже, кажется, поддержанное финансово, или добровольно, по внутреннему убеждению?..

Но, грешным делом, всё увиденное, все впечатления от мероприятия заставили меня вспомнить высказывание классика общественной мысли, современника Розанова, что большинство людей сами думать не умеют, а только запоминают и повторяют чужие слова. И что капитализм не был бы угнетающим массы капитализмом, если бы это было не так, если бы при нём, при самом демократическом его развитии, не было бы людей, не способных мыслить самостоятельно… А уж наш «дикий» капитализм порождает и требует для своего существования, идеологического обеспечения такого безмыслия, одичания и мракобесия, что приходится только удивляться, негодовать, плакать или смеяться!

Ведь на самом деле, по-моему, сказать о книгах так, как Розанов, в стране, где почти девяносто процентов людей неграмотны из-за своей бедности, как было при нём, — это чистое мракобесие и вовсе не «патриотизм», как прозвучало в библиотеке «духовной культуры», а пещерный эгоизм, себялюбие и черносотенство! Во времена Розанова русские издатели прославляли себя, завоёвывали почёт и уважение в обществе как патриоты изданием именно дешёвой книги. Вспомним хотя бы одного только И.Д. Сытина! А Розанов, по сути, говорит своим «афоризмом»: да, нужно поддерживать «беспросветную провинциальность и повальное пьянство»!

Эти два его высказывания примерно противоположного смысла могут служить иллюстрацией того, к чему в конце концов пришёл Розанов и кем он был в основной период своей деятельности. Он отнюдь не был «русским Сократом», а был как раз по своей философской позиции противником Сократа — софистом, то есть человеком, для которого нет объективной истины и который может высказать и «доказать» любое положение, любое мнение, любую точку зрения. Хорошо сказал о Розанове его современник Н. Бердяев: «Писательство для него есть биологическое отправление его организма. <…> Гениальная физиология розановских писаний поражает своей безыдейностью, беспринципностью, равнодушием к добру и злу, неверностью, полным отсутствием нравственного характера и духовного упора». Другой современник охарактеризовал Розанова как «органически безнравственную и безбожную натуру», третий — как «бесстыжее светило, изобличённый двурушник». Так что назвать Розанова «русским Сократом» — это, простите великодушно, просто журналистская брехня для красного словца, некомпетентность, софистика (подмена понятий) и «фальсификация товара»! Как сказал современный французский философ, Сократ отличает себя от софиста, а софист себя от Сократа — нет!

Сократ на улицах Афин разговаривал с любым собеседником, в беседе вместе с ним искал объективную истину, учил его рассуждать, мыслить и делал это совершенно бесплатно, в то время как софисты поражали афинян дороговизной своих развращающих умы уроков. Розанов, «реакционный софист», как определяет его позицию настоящая наука, в основной период своей деятельности занимался чем-то подобным — дорого продавал «биологические отправления своего организма», свои «мнения», свои открытые «почёсывания», как сказал о нём другой остроумный автор более ста лет назад, направо и налево. «Тишайший» и «реакционнейший» В.В. Розанов стал довольно состоятельным человеком, о чём можно судить хотя бы по тому, что мог позволить себе заниматься нумизматикой — занятием, надо думать, не для бедных людей…

Да, находились те, кто превозносил его писания, восторгался этой новой «физиологией», первыми опытами некоего «модернизма» в литературе, как в наше время находятся восторженные поклонники «физиологии» так называемого «современного искусства» с его «произведениями» в виде публичных актов скотоложства, онанизма, выставления «произведений искусства» из кала, прибивания мошонки к Красной площади и проч., и проч. А вспомните-ка страсть посетителей Интернета выставлять на публику всякое своё «почёсывание», «физиологическое» и «биологическое отправление», «селфи»!

Как он «дошёл до жизни такой»?..

…Интересно то, как Розанов «дошёл до жизни такой». Родившийся в 1856 году и проведший детство в «страшной, почти неслыханной бедности», Розанов успел в молодости испытать на себе влияние идей 60–70-х годов — демократических и даже революционных. По его признаниям, в юности он увлекался чтением «идейной» литературы, Белинским, Добролюбовым, Писаревым, Некрасовым и даже впоследствии сохранил к ним некое внимание, почтение и писал о них как о деятелях русской литературы, которых миновать нельзя.

Но в 80-е годы Розанов «поумнел». Что это значит? В 1890 году Боборыкин, был такой русский писатель, опубликовал повесть «Поумнел», герой которой именно в 80-е годы отрекается от идей и убеждений 60-х. Выражение «поумнел», как указывают словари, стало крылатым и вошло в обиход 90-х — 900-х годов, означая ренегата, человека, изменившего былым убеждениям и приспособляющегося к новым условиям. Явление это, судя по повести бытописателя Боборыкина, «крылатости» выражения и словарям, было вполне распространённым, типичным.

Таким образом, можно сказать, что в этом отношении, в этих обстоятельствах Розанов проявил себя отнюдь не гением и даже не талантом, а вполне заурядным, типичным, из худших, представителем своего времени, а в конце концов, можно сказать, это было началом его карьеры бесстыдного и наглого хищника, «известного своей реакционностью» и «своей готовностью быть прислужником правительства»! Он стал консерватором, реакционером, противником революции, поклонником и почитателем, например, славянофилов и едва ли не другом такого позднего славянофила, как Константин Леонтьев, который, как известно, хотел «подморозить» Россию, то есть законсервировать, не допустить в ней революции и вообще демократического развития.

Розанов, кроме того, что стал реакционером, стал ещё и софистом — возможно, потому, что иначе, как софистически, занимать и защищать антиреволюционную, антидемократическую, антинародную позицию было уже невозможно. «Торжественно», в печати Розанов объявил об отказе от наследства 60–70-х годов в 1891 году, а в середине 90-х он выдвинулся своей «кошмарной», по словам одного автора 1908 года, статьёй о том, что Ходынка была искупительной жертвой за 1 марта 1881 года, за убийство Александра Второго. Что это такое, как не реакционная, жуткая софистика? Выходит, нужно погубить свыше 1300 и изувечить столько же неповинных человек (на Ходынском поле в Москве при раздаче царских подарков по случаю коронации Николая II в 1896 году) во искупление гибели одного? Характерно, что современные словари в статьях о Розанове замалчивают этот факт, эту его статью — видимо, настолько уж они кошмарны и неприличны даже для нынешних либеральных авторов.

Итак, в 90-е годы Розанов пустился «во все тяжкие» — стал торговать своими «мнениями» направо и налево, «распивочно и на вынос», по выражению Щедрина, которого он недаром так ненавидел. Возможно, не последнюю роль в этом обращении сыграли воспоминания Розанова о его бедности в детстве и молодости… Но ведь из бедняков, из бедности выходили не только одни бесстыдные и наглые хищники, но и, напротив, идеалисты, поистине христианские мученики борьбы и самопожертвования за правду, за равенство, за счастье для всех…

Но, сколь много ни писал о христианстве Розанов, он, если судить по делам его, не понял, не принял и не верил в великую, абсолютную истину, провозглашённую первоначальным христианством, об общественном равенстве всех людей (нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни господина, ни богатого, ни бедного) и не стремился к её осуществлению. Он не верил, что человечество медленно, но верно поднимается по ступенькам от рабства к равенству. Как будто не хотел видеть и признать, что то «равенство», к которому поднялся из бедности он в числе верхних десяти тысяч новой буржуазной российской интеллигенции, покоится лишь до поры до времени поистине на вулканической социальной почве, ибо к равенству стремятся десятки миллионов вчерашних крепостных крестьян… По сути, он сам готовил себе тот «апокалипсис», жертвой которого стал… («Апокалипсис наших дней» — одно из последних его произведений. Впрочем, некоторые словари сообщают, что его последним, предсмертным замыслом была «Апология революции», то есть оправдание её.)

Сегодня нельзя не видеть, как человечество, сложно и противоречиво, но восходит ещё на одну ступеньку равенства: к нему поднимаются целые нации, государства и континенты, и в то же время так называемое буржуазное формальное равенство, основанное на капитале, на деньгах, трещит по всем швам. Почему же в наше время столько поклонников Розанова и «розановщины», почему он имеет столь «звёздную» популярность и авторитет, причём преимущественно среди более или менее интеллигентных, хоть сколько-нибудь образованных и читающих людей, которые своим авторитетом продвигают его реноме ещё дальше, вниз?

И как мы с ним дошли до нашей…

…На заре «перестройки», во второй половине 1980-х, первое, за что боролись, был, вероятно, «плюрализм мнений», то есть право и свобода каждого иметь и высказывать своё мнение по любому вопросу. Потом тихой сапой, незаметно этот «плюрализм мнений» был подменён «плюрализмом истины», то есть тем воззрением, что объективной, независимой, общей, единой истины нет, а у каждого она своя. А так как, таким образом, объективного критерия в общественных делах и спорах нет, то остаётся одно — произвол, аргумент кулака, а то и пули, пистолета, автомата, взрывчатки, культ и торжество силы, что и расцвело махровым цветом у нас в «лихие» бандитские 1990-е. («Остаётся одно: произвол» — название давней, ещё «советской», статьи Виктора Ерофеева, нынешнего либерального интеллигента и писателя, о современнике В. Розанова философе Л. Шестове.)

Именно в эти годы, в конце 1980-х и в 1990-е, и был заново, как до того запретный и неведомый для многих плод (после хлёсткой статьи Л. Троцкого 1922 года), «открыт» В.В. Розанов. Его философия, литература «реакционного софиста» как нельзя более подходили для оправдания, поддержки и идеологического обеспечения новой общественной стратегии, нового общественного порядка и поведения. Во-первых, его реакционность. Прежде, например для В. Ленина, Розанов был реакционер, «нововременец» («Новое время» — одна из наиболее реакционных, черносотенных газет, в ней преимущественно и публиковался Розанов), который не стоил дальнейших слов и внимания.

А теперь нам сказали: давайте вернёмся назад, в царскую Россию, в капитализм, если не в феодализм, в средневековье, в сословный строй, к религии, и это преподносится вовсе не как махровая реакционность, мракобесие, а как новая правда! Во-вторых, его убеждение, что объективной истины нет, есть только «мнения», которыми он и торговал как писатель, газетчик и публицист направо и налево, «распивочно и на вынос», разбогатев на этом… Какой великолепный бесстыдный и наглый хищник — чем не наши «братки» и «олигархи» 90-х, только в сфере идеологии?!

А далее для многих обращение к Розанову стало чистым рефлексом, чистой реакцией, едва ли не психиатрическим эпифеноменом, психиатрическим отражением современной общественной ситуации. Посмотрите, например, в Интернете, в «Независимом психиатрическом журнале», статьи его главного редактора Ю. Савенко «Гений юродства, или Смердяков русской литературы как востребованный нашим временем типаж» и «Апология В.В. Розанова — тревожное общественное явление»!

Поклонники Розанова, глядя вокруг и указывая нам на нашу реальность, как бы говорят себе и нам: разве он не прав, разве он писал не правду — общей правды нет, у каждого она своя, и прав оказывается бесстыдный, наглый и сильный хищник, готовый себя продавать кому угодно! Но истоков и последствий общественного поклонения Розанову могут и не сознавать люди, увлекающиеся Розановым как писателем, философом, Розанова пропагандирующие и которым бандитские порядки, проистекающие из «розановщины», могут быть в действительности совсем не по душе и невыгодны.

Объективная истина, конечно, существует. Это, по сути, признаёт каждый, едва открыв рот, чтобы сообщить что-то другому: тем самым он признаёт, что между собеседниками существует посредник, объективная реальность как некий третейский судья. Если этого «посредника» нет, то все наши речи и превращаются в публичные «почёсывания» (языка, самолюбия). Несомненно, чем привлекает фигура Розанова современного горящего адским пламенем самолюбия субъекта, призванного любить только самого себя, любимого, во плоти, — это его животный, плотский эгоизм, индивидуализм.

Сравните публичные «почёсывания» Розанова и нынешнюю страсть выкладывать каждое своё «почёсывание» в Интернет и фотографировать себя, любимого! Только обычной человеческой, не замечаемой за собой, непоследовательностью можно объяснить тот факт, что человек, придерживающийся мнения, что объективной истины нет, продолжает что-то говорить, открывать рот. Конечно, человеческое сознание не может не отражать объективной реальности (такова его природа), так что и Розанов может сказать нечто правдивое, истинное, интересное, но тут надо разбираться отдельно и конкретно, не забывая о нём основного, главного…

Уроки «двурушника». Будем ли извлекать их?

Сегодня, может быть, самое интересное и «актуальное» в феномене В.В. Розанова — его известное «двурушничество», в котором его уличали ещё при жизни, и, между прочим, такой автор, как К.И. Чуковский. Розанов одновременно сотрудничал в двух самых известных, крупнейших российских газетах, казалось бы, противоположного направления — черносотенной и либеральной, где и публиковал свои «почёсывания» прямо противоположного смысла и значения. Таким образом он, может быть, служил наглядным воплощением известной поговорки: «Поскребите либерала, и вы обнаружите черносотенца». У нас та же поговорка совершенно наглядно воплотилась в движении от либерализма конца 80-х к черносотенству, мракобесию и одичанию, как говорится, наших дней.

«Двурушничество» Розанова может служить прообразом «негласного сговора двух церквей» — либерализма и черносотенства, о котором пишут некоторые авторы. Этот механизм можно рассматривать как вариант осуществления известного принципа «Разделяй и властвуй», недопущения «третьего» — подлинной правды и демократии, власти народа и для народа. Механизм этот действовал уже и в советской системе, например, после демократического подъёма 60-х годов. Тогда совместными усилиями, действиями либералов (например, поклонников модернизма) и партийной бюрократии, номенклатуры, этой «коммунистической сволочи», по выражению Ленина, вместо удовлетворения демократических и культурных запросов и требований масс был отдан на растерзание сначала марксизм, а затем и Ленин. Его, этот механизм, можно видеть и в двухпартийной системе на Западе, вплоть до США. Розанов служил двум силам, двум сторонам, но он не заметил другой, третьей, самой главной силы — силы правды, объективной истины и силы народной…

…Мой старший и более учёный товарищ написал не так давно примерно следующее: мол, когда смотришь на груду книг, представленных на очередной книжной ярмарке «нон-фикшен» (ярмарка «интеллектуальной литературы» бывает ежегодно поздней осенью в московском Доме художника), то в голову невольно приходит, что пока эта литература будет читаться, пока она будет востребована, а объективная истина будет по-прежнему вне сознания наших современников, до тех пор мы по заслугам будем иметь всё, что имеем.

А что же имеем? Если в двух словах сформулировать главную идею современной российской (и не только российской) философии, главную идею нашей замечательной постмодернистской литературы и культуры, а также главную идею повседневной практики, то она сводится к максиме «чумазого», сформулированной любимым писателем Михаила Булгакова, русским писателем-демократом М.Е. Салтыковым-Щедриным: «распивочно и на вынос».

Причём «распивочно и на вынос» можно торговать сивухой не только водочной, но и духовной — чему примером может служить и В.В. Розанов, и его не умеющие мыслить, слепые или полузрячие почитатели.
Как Розанов, они сами готовят себе, на свою голову, свой «апокалипсис».
А. Б.

 334 Опубликовано: 22.05.2017 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Вспоминая Петра Кузнецова

Опубликовано 06.03.2017

Мы нашли статью из журнала «Огонек» из времени бурных девяностых: брянский мясокомбинат, пьянство, стачком, воровская трясина.

Одностишья: Чего б еще разумного посеять?

Опубликовано 01.04.2016

Первого апреля невозможно быть серьезным. Поэт Наталья Резник доказывает это самым кратким способом.

Вспоминает Наум Непомнящий. Часть 2

Опубликовано 04.12.2016

Брянский старожил рассказывает о разрушенном, послевоенном Брянске. 

О «Брянских сумасшедших»

Опубликовано 03.12.2017

Правы ли брянские алармисты ( см. справку) и профессиональные оппозиционеры, каждый раз делающие из мухи слона?

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску