В обществе мы привыкли к насилию

ГлавнаяПрямая речьВ обществе мы привыкли к насилию

Интервью семейного психолога Инны Хамитовой о том, почему декриминализация побоев ни на что не влияет.

Госдума приняла закон о декриминализации домашних побоев. По нему: побои в отношении близких родственников выводятся из разряда уголовных преступлений, но только, если они зафиксированы впервые.

— Разве не в любых человеческих отношениях есть элемент зависимости и как результат — насилия?

— Нет. Большинство из нас стремится к теплым партнерским отношениям. Однако ваш вопрос наводит на важную мысль, что мы в своей культуре настолько привыкли к насилию, что оно кажется нам нормой. Наша культура, наше общество настолько этим насилием пронизано, что мы временами его просто не замечаем.

— Разве нельзя человека спровоцировать на насилие?

— Я клинический психолог и семейный психолог. Часто ко мне приходят пары, где практикуется рукоприкладство. И иногда ты понимаешь, что эти пары попали в очень жесткий цикл. Например, она его унижает морально, а он постоянно чувствует себя последним чмом. И когда он оказывается в полном отчаянии из-за того, что она его топчет и с ним не считается, то он становится похож на двухлетнего ребенка, который в отчаянии бьет маму и говорит: «Ты плохая!» Он все время чувствует, что он плох для любимого человека. Я ни в коем случае не оправдываю, но этот жесткий цикл в паре может существовать. Она его унижает, он ее бьет. И тогда надо работать с парой, чтобы вообще убрать этот цикл насилия из семьи.
Вообще говоря, эта позиция «жертва», «преследователь», «спасатель» — она перемещается от одного к другому. То она чувствует себя жертвой, то он.

— Когда читаешь монологи жертв, в них есть одна общая черта — насилие длится. И всегда возникает вопрос: как это могло зайти так далеко? Почему люди не бегут?

— Когда тебя бьют, когда тебя обижают, насилуют — у тебя меняется концепция восприятия себя. Ты постепенно начинаешь ощущать, что ты сам виноват в этом. Именно поэтому жертве насилия никогда нельзя говорить, что она виновата: она и без других себя винит. Самооценка, чувство собственного достоинства и восприятие себя — все это опускается ниже плинтуса.

— Почему, если меня ударить, у меня изменится самооценка?

— Если отношения только-только начинаются и кто-то кого-то ударил, если жертву до этого не били и у нее есть чувство собственного достоинства — она говорит: «Стоп, со мной так нельзя!» И человек, который совершил насилие, идет лесом. Но если это уже отношения, где по капле выдавливалось чувство собственного достоинства, самооценка, если сначала он ее обижал, потом унижал, потом они ругались, потом он ее толкнул, потом стукнул — то это все раскручивается постепенно. Маховик насилия разворачивается. А ресурсов на то, чтобы уйти, нет. И к тому же люди бывают уже связаны общим хозяйством, домом, детьми — и идти просто некуда. Второе — она его боится, и этот страх парализует.

— Но если один раз ударил — это может быть ошибкой?

— Иногда это бывает ситуативно, разово — от бессилия и отчаяния. Вот она ходит за ним и унижает его, он уходит в комнату — она идет следом за ним и унижает его, он не может от нее убежать. В этот момент он видит в ней танк, который на него несется с горы. Именно она в этот момент воспринимается им как насильник. И он ее ударяет. И это никак его не оправдывает, но важно видеть: они замкнулись в цикле насилия в семье — или обижают конкретно одного?

Одно дело, когда он ее оттолкнул — и это про то, что, ребята, вы заигрались, вам пора к психологу. Эти вещи надо отделять от домашнего насилия, где люди живут в патриархальной модели и не видят в этом ничего предосудительного. Родители бьют детей, муж бьет жену — у них это считается нормой.

— Если жена бьет мужа, это все равно насилие, даже несмотря на то,что она его слабее?

— Да. Хуже того, статистику насилия над мужчинами очень трудно собрать. Мужчины вообще молчат про это. Это ж получается я не мужик, если меня жена бьет.

— Он же может ее остановить?

— Он не может ее остановить, потому что чувство собственного достоинства растоптано, он уже встал в позицию жертвы, он ее боится, у него руки не поднимаются.

Ко мне на прием часто приходят женщины, которые продолжают подвергаться домашнему насилию чуть ли не каждый день, и они не говорят, что хотят уйти, их запрос: научиться с этим жить, приспособиться, возможно, уменьшить.

Представляете, насколько сил в этот момент нет, насколько растоптано чувство собственного достоинства, что даже мысли уйти — не возникает?!

— А где же она найдет ресурс, чтобы уйти?

— Нигде. Ужас в том, что это замкнутый круг.

— Получается, что полиция и криминализация побоев не может помочь.

— Полиция в данном случае не может помочь — это правда. Более того, в тех семьях, куда вовлекают полицию, этот маховик раскручивается сильнее. Если пара остается жить вместе, то, во-первых, насильник считает жертву предателем. Во-вторых, у него возникает странное ощущение, что ситуация под внешним контролем — то есть он может себя не сдерживать, в крайнем случае приедет полиция и его остановит. В общем, получается, что насилие там растет только. И полиция, к сожалению, не играет спасительную роль.

— А как же быть детям? Им же даже уйти невозможно.

— А это огромная проблема. Насилие в присутствии ребенка трактуется как насилие и по отношению к нему. И ребенку это видеть неполезно. Что испытывает ребенок, который это видит? Ему безумно страшно. У него возникает страх, что его тоже могут побить. Кроме того, у него формируется позиция бессилия — ему жалко маму, но и папу он любит.

— Когда мы говорим о насилии над детьми, мы делим это так же: на телесные наказания и на желание причинить боль? Или это все насилие и побои?

— С детьми все очень хитро. Мы же детей в норме очень любим, лечим, учим, кормим, поим, растим. Это легко и приятно, но у нас есть еще одна функция: мы должны их адаптировать к миру. И вот воспитание — это тоже всегда насилие. Но насилие без садизма. Ты же настаиваешь на чем-то, устанавливаешь границы или заставляешь его делать то, чего ему не хочется. Ты можешь устанавливать границы мягко, но он хочет есть одно мороженое, а ты не даешь и подменяешь его котлетами.

Если он маленький, и он собрался идти гулять в пургу в шортиках — ты его не пускаешь и начинаешь его одевать. Не даешь ему сделать то, что он хочет. Другое дело, что в этом насилии нет желания причинить боль.
Но иногда мы видим на детской площадке, как мама — красная от злости — орет и дает затрещину своему ребенку, как будто он ей всю жизнь испортил. Эта мама — вероятно — тоже в детстве подвергалась насилию, и ее воспитывали с помощью телесных наказаний. Для нее норма — выпороть, наорать. Мне кажется, что проблема в том, что многие не знают, что делать, когда ребенок орет: «Я не буду», и топает ногами, она не знает, как его остановить. Она его любит, но она в этот момент видит в нем исчадие ада. Поэтому очень важно работать с самим насильником. Потому что очень часто они не хотят ими быть.

— Зачем говорить про насилие публично? Зачем выносить сор из избы?

— Затем, чтобы говорить, что это не норма. Когда начальник орет на подчиненных, а на начальника — его начальник, а подчиненный, придя домой орет на жену и детей — система воспроизводит себя на разных уровнях. Это и есть циклы насилия. Чтобы это менялось — надо говорить.
Екатерина Кронгауз
(«Медуза»)

 413 Опубликовано: 30.01.2017 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , , , , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Почему победил Трамп

Опубликовано 09.11.2016

К началу выборов все опросы в Штатах единодушно предсказывали уверенную победу Хиллари Клинтон на президентских выборах в США. Но победил Дональд Трамп.

Путеводитель по Обществу ушедших брянских литераторов

Опубликовано 20.04.2017

Поэты Алексей Новицкий и Владимир Сорочкин выпустили необычную книгу

Обреченный торговец лыком

Опубликовано 10.02.2017

Везде, где можем, ищем и находим для вас примечательные сюжеты. Этот — из тридцатых годов прошлого века про трубчевского кулака.

Горстка ирисок

Опубликовано 03.12.2016

Подборку славных иронических стихов собственного изготовления прислал в журнал наш постоянный читатель Сергей Клоков.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску