Легендарный Фима Маковский

ГлавнаяПрямая речьЛегендарный Фима Маковский

Продолжаем публикацию записок  старожила Наума Непомнящего о Брянске середины прошлого века

Тогда каждый входящий на брянский рынок через центральный вход ( ныне — Набережная) при всем желании не мог разминуться с растопырившейся прямо на проходе деревянной треногой.Над треногой, предупреждая возможные сомнения, красовалась рукописная табличка с категоричной надписью «ФОТОГРАФИЯ-ПЯТИМИНУТКА». Рядом на видавшей виды табуретке покачивался эмалированный тазик с косячком плавающей поверху готовой продукции. Хлопотал тут невысокий, худощавый, с блестящей золотом фиксой во рту хозяин «пятиминутки» Фимка Маковский.

Вокруг треноги всегда кучковались клиенты, фарцовщики, мазурики и просто охочие до зрелища зеваки. Фимка не столько работал, сколько давал представление. Фимка как падишах восседал на табуретке. Время от времени, помешивая пожелтевшим от химикатов пальцем в тазике, он непринужденно зазывал клиентов: — Мальчики, девочки, граждане, дамочки! Делайте портреты на паспорта и анкеты, на пропуска и дипломы, в семейные альбомы…

С Великой Отечественной он вернулся с боевыми наградами, контузиями и потерянным глазом. Убедившись, что потеря не является помехой в работе, он продолжил семейный гешефт. Маковский числился частником и, естественно, вступал в невольное противостояние с генеральной линией государства. Не выдержал борьбы и прикрыл дело сшивший форменки всему командному составу гарнизона Аврущенко. Сошли с дистанции зубные техники сестры Рейдер, озолотившие челюсти каждому второму жителю города, включая партийный и советский аппараты. Зачехлив зингеровскую машинку, сдался на работу в ателье лучший городской закройщик Король. А Фимкина тренога с трудом, но держалась, как Брестская крепость. Однако в стране было объявлено о строительстве коммунизма, чей призрак, по утверждению классиков, не отводил частнику места под солнцем.

Но пока Фимка еще священнодействовал у аппарата.
— Мальчик, мальчик, смотри сюда, в глазок. Сейчас птичка вылетит!
— А птичка где?
— Как где? Улетела!.. Ну а ты, милый, куда шнобелем крутишь? Куда я тебе говорил смотреть?
Мужчина неуверенно поджимал ноги под табуреткой:
— У дырку етту, откель птичка вылетит! Птичка уже вылетела, когда тут мальчик сидел. Больше птички нету!..
— А ты куда должна смотреть? — ласково вопрошал он оседлавшую табуретку бабенку.
— В глазок энтот вот! — уверенно отвечала та, нет-нет, да и зыркая глазами исподтишка в зажатое в руке зеркальце.
— Да не в глазок, а в глазки. Смотри в мои глазки! Убедившись, что клиентка смотрит на него во все глаза, он вдруг выгребал из глазницы свой стеклянный протез, держал его некоторое время двумя пальцами и… отправлял в рот. Клиентка в испуге выкатывала глаза.
— Ну вот, другое дело! — Фимка делал снимок. — Все, милая, готово. Слезай!
Клиентка продолжала сидеть, ухватившись руками за табуретку.
— Ну ладно. — Он доставал глаз изо рта и вставлял его на свое место, возвращая бабенку к жизни.
— Ой, ой, — крестилась та, сваливаясь с табуретки, — ой, страсти господни!
— Через пять минут, не забудь, я возвращаю ваш портрет! — кричал он вслед улепетывающей женщине. Место на табуретке занимал угрюмый гражданин. — Картуз снимите, милейший!
— Так сымай! Сымай так, говорю, я босый!
— Так я тебя не разуваться прошу. Может, ты лысый?
— Ну!
— Баранки гну! Снимай картуз, а то брат не узнает!
— Не, в картузе узнает. А то подумает, что меня замели!..
— Давай без фокусов, — усаживался на табуретку, как курица на гнездо, очень серьезный с виду мужик. Он стаскивал картуз, раскладывал аккуратно его на коленях и грациозно пятерней расчесывал свалявшиеся волосы.
— Готов? — вопрошал ставший тоже серьезным фотограф.
— Чичас гимнастерку заправлю и готов!
Фимка скрывался под накидкой:
— Да ты не дуйся, дядя. Сиди спо¬койно, как на допросе!
Тот принимал на мгновение рас¬слабленную позу, но затем непроизвольно снова хмурил брови и набычивал шею. Фимка вылез из-под накидки:
— Ты кто, колхозник?
— А чо?
— А то, что с такой физиономией тебя за кулака примут. Раскулачат, а я виноват буду!
Пока тот соображал, как отреагировать на реплику, Фимка снимал колпачок с объектива.
— Слышь, ты, снимай. Хватит ляскать!
— Так снял уже!
— Не, я сурьезно говорю, снимай!
— И я серьезно говорю, снял уже. Все!
— Как все?
— Так, все! Погуляй чуток и приходи за фото! Мужик неуверенно покидал табуретку и, бурча под нос, отходил в сторону. Спустя время сфотографировавшиеся возвращались к треноге.
— Ну, готово?
— Быстрый какой! Ты ж только снялся!
— Как только, — мужик вытащил из брючного кармана часы на цепочке и поднес к глазам, — уже восемь минут прошло!
— Ух, ты быстрый какой. Быстро только кошки дерутся! Погуляй еще чуть-чуть.
— Эт сколь же чуть-чуть? — он снова смотрел на часы.
— А как проявится, закрепится…
— Так что ж получается, не пять минут?
— Ух, ты какой бухгалтер! Давай считать. Я тебя снял за одну минуту, так?
— Ну, так…
— Минута во сколько раз меньше пяти? В пять раз, так? — Ну! — Баранки гну! Значит, я тебя снял в пять раз быстрее. А на все остальное осталось четыре минуты!
— Ну!
— А раз снял в пять раз быстрее, имею полное право все остальное сделать в пять раз медленнее, для баланса. Вот теперь четыре минуты умножь на пять, умножил? Сколько получилось? Двадцать! Двадцать и одна — это двадцать одна минута! Иди, веди любого бухгалтера, пусть проверит расчет!
И мужик отходил в смятении.
— А чой-то у меня глаза мутные? — разглядывал фотокарточку другой.
— Пить меньше надо!
— Дык это я теперь выпимши, а когда фотографировался — ни в одном глазу!.. Слухай, ты мне яйцы не крути! Я три раза на хронте контуженный! На хрена мне такая фотокарточка? Я счас этот твой гребаный миномет к хреновой матери разнесу!
— Ну, дорогой мой, чем тебе глаза не нравятся — нормальные глаза! Ну, посмотрите, — он совал фото окружающим, — глаза как глаза!
Все признавали его правоту. Клиент успокаивался и забирал фотокарточку.
— Ты, может, меня потом всю жизнь благодарить будешь, — говорил Фимка, дружески обнимая клиента. — Может, это твоя последняя фотография в жизни!
— Эт чегой-то? — настораживался клиент. — Всякое может случиться: или аппарат сломается, или я помру, или тебя посадят!
У тазика стоял и копался в растворе пальцем лысый в картузе:
— Дык нет меня тута!
— Есть, куда же ты денешься? Лучше гляди!
— А чо глядеть, тут бабы одни!
Фимка подошел к тазику:
— Ну как бабы, а это что, не ты?
— Вроде не…
— Как не? Пиджак твой? Твой! Рубаха твоя?
— Вроде моя…
— А говорил, одни бабы, — бурчал фотограф, вылавливая фотографию и стряхивая с нее воду. Он мгновенно стащил с головы мужика картуз и припечатал фотокарточку к лысине. Затем нахлобучил сверху картуз.
— Не трогай, — напутствовал он клиента, — отглянцуется, сама отскочит!
Тот нерешительно делал несколько шагов в сторону от треноги, с сомнением щупая через материю прилипшее к черепу фото.
— Эт чо ты мне такую морду наворотил? — удивлялся следующий.
— Я ж тебе говорил, не дуйся! — улыбался Фимка.
— Да я вроде и не дулся…
— Вроде Володи. Выходит, это я за тебя дулся?
— Мужики, — искал сочувствия тот у окружающих, — да у меня сроду такой морды не было! Чо я, в зеркало не глядюсь?
Он взял ручное зеркальце и очень внимательно стал изучать свою физиономию.
— Не моя это морда! — категорично заявлял клиент. — На хрен мне эта твоя фотография!
— Не твоя?
— Нет, не моя!
Фимка было хотел и дальше убеждать строптивца, но вдруг глаз его загорелся огнем первооткрывателя.
— Эй, мужик, стой! Вот ты, лысый, иди сюда! Снимай картуз, покажи фотокарточку! Ну вот, — удовлетворенно говорил фотограф, передавая карточку хозяину, — схватил случайно чужую карточку. Извини, друг!
— Ну, энто другое дело! — говорил тот удовлетворенно. — А как жа ж я? — растерянно разводил руками лысый.
— Что ты переживаешь, там их полный тазик плавает, найдем и тебя. А не найдем, так сфотографируем еще хоть десять раз!
***
…Время шло. Маковский еще не терял оптимизма и по-прежнему заказывал в ресторане «Роземунду», но власти его обкладывали все упорней. Финалом стали статьи в газете и стенд в скверике Карла Маркса, где последнего частника выводили халтурщиком и пережитком прошлого. Вдобавок ко всему ему пришили дело по спекуляции.
В последнем слове на суде Фимка произнес знаменитый монолог «А судьи кто?!» Это привело к смятению в стане судей и народных заседателей. Одни удивлялись тому, что Маковский написал такие талантливые стихи, другие доказывали, что он украл их у Грибоедова.

Рассказывали, что в колонии он руководил самодеятельностью. Начальство упорно не хотело с ним расставаться… Так или иначе, в один прекрасный день Фимка вышел на волю, но фотографией больше не занимался. Однажды на площади Ленина по¬явилась телега, на которой, как ни в чем не бывало, восседал, натягивая вожжи, Фимка Маковский. И телега, и кобыла с заплетенной в косички гривой принадлежали славной артели «Искра». Сам возница числился в штатном расписании агентом по сбору вторичного сырья.

…А где, как вы думаете, мог жить Фимка Маковский? Конечно же, только в самом центре города, на площади Ленина. На том месте, где теперь торчит десятиэтажная коробка здания городской администрации, стоял особнячок горисполкома (бывший дом купцов Могилевцевых). Рядом притулился одноэтажный деревянный домик, в котором кроме семьи Маковских проживали еще и легендарные братья Кузерины, с чьими именами связаны яркие страницы послевоенного городского футбола.

Так вот после вступления в артель «Искра» Фимке снова пришлось вступить в противостояние с властями за право проезда на телеге через площадь Ленина к собственной квартире. У ЦУМа был поставлен регулировщик с белым жезлом и в белых перчатках. Удивительно, но именно этот регулировщик вызывал весьма странную реакцию у лошади Маковского: подлая наловчилась справлять физиологическую нужду прямо перед стражем порядка.

Регулировщик подал рапорт на имя командира отделения. Командир отделения — командиру отряда, тот — начальнику ГАИ, начальник — председателю райисполкома, а уж тот, соответственно, председателю горисполкома.
Кончилось тем, что на перекрестке торжественно установили знак, запрещающий въезд на площадь гужевому транспорту. И тогда Маковский навесил на телегу подфарник. Возница упорно доказывал, что не нарушает ПДД и что телега, оборудованная электрооборудованием, уже не телега, а относится по всесоюзному классификатору к классу автомобилей мощностью двигателя в одну лошадиную силу.
***
В офицерской столовой стояли обеденная толкотня и гул. Очередь росла и роилась. К дверям столовой подкатила телега. Фимка деловито укрыл спину кобылы пледом от насекомых и поспешил к кассе.

Вы замечали, отчего люди начинают спешить? Они начинают спешить, когда обзаводятся транспортом. Фимка приехал на телеге и уже поэтому торопился. Но ни его авторитет, ни знакомые официантки, ни ссылки на нехватку времени, ни шуточки-прибауточки не могли поколебать очередь. Дежурный офицер неуважительно оттащил его от кассы. Фимка, не говоря ни слова, подвел офицера к окну и королевским жестом откинул занавеску. Стоящая за окном кобыла бросила жевать сено, просунула голову в окно и, задрожав верхней губой и страшно оскалив желтые зубы, заржала на офицера.

— Мы мирные люди — продекламировал Фимка, — но наш бронепоезд стоит на запасном пути!
И под одобрительный шум проследовал к кассе.
— Может, я что-то не понимаю, — делился своими сомнениями Фимка, — или среди вас есть умный человек? Вы мне можете объяснить, что такое врач?
— Так вы не знаете? Тогда слушайте меня! Врач — первый человек в городе! Так вот мой сын, чтоб он так жил, получил три образования: начальное, среднее и высшее. Он кончил медицинский институт. Так я думал, он теперь обеспеченный человек! А сколько, вы думаете, ему положили? Ему положили сто рублей в месяц! Так для этого, я спрашиваю вас, надо было учиться 15 лет? Слава Богу, что у него есть папа, и, слава Богу, что папа еще зарабатывает копейку!
***
…Все проходит. Все меняется. Теперешние рынки мало чем напоминают тот, на котором стояла его тренога, и улицы Брянска совсем не те, по которым пылила его телега.

«Нашел о чем писать, — сказал мне один очень серьезный товарищ. — Мало ли в городе было интересных людей! Их именами названы улицы, о них рассказывают музейные стенды и памятные доски, они строили, творили, писали, открывали… Да тут только копни!»

Он, конечно, прав, этот серьезный товарищ. Наверное, даже наверняка среди них были интересные люди. Но они сидели в кабинетах, залах заседаний или в творческих мастерских, и мне с ними общаться не доводилось. Зато я прожил жизнь бок о бок с теми, без которых вряд ли в полной мере можно составить полное представление о нашем городе. Вот о них я знаю. О них и рассказываю.
Наум Непомнящий

Фотограф Фима Маковский. Брянск. 1950-е гг.

 824 Опубликовано: 08.01.2017 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Я посмотрел фильм «Смерть Сталина»

Опубликовано 25.01.2018

О фильме, который запретили к показу в России и про который теперь так много говорят

Мы стояли прямо над дежей и по счету били яйца

Опубликовано 12.05.2016

Справка. Сразу после войны Майя Ривкинд приехала в Бежицу, окончив Московский технологический институт пищевой промышленности, вслед за мужем-инженером. Думала на время: оказалось, навсегда. 89-летняя Ривкинд вспоминает:

Оксана в ступоре не знает какие ей надеть трусы

Опубликовано 15.07.2016

Опубликованные на нашем сайте «Пирожки» вызвали добрый прием со стороны читателей. Предлагаем вторую партию.

Как брянскому во Франции пробиться?

Опубликовано 22.03.2017

Наступила весна, и хочется чего-то нового. Например, взять и круто изменить жизнь. Мир посмотреть. Уехать искать счастья в Европе, к примеру.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску