Мешок с золотом на дороге

ГлавнаяИсторииМешок с золотом на дороге

Эта правдивая история началась 13 октября 1981 года в 8-42 утра.

1. Шел противный мелкий дождь. Было пасмурно и нерадостно. Инженер второй категории Кочемасов (Прим.: эта, да и все остальные фамилии в моей истории изменены из чувства сострадания) на старенькой «Таврии» — подарке родителей осторожно притормозил перед большим ухабом на дороге. Это — сразу за Октябрьским мостом, у колонии. И боковым зрением увидел на асфальте странный полотняный мешочек.

Ему бы и проехать мимо! Ведь какая дрянь ни валяется порой на наших дорогах, что ж все и подбирать? Ан нет! Семен, движимый непонятным чувством, свернул к обочине. Усмотренный им мешочек на дороге был на удивление чист, явно только что обронен кем-то. Семен поднял мешок, — тяжеленький! Увидел вислую, на шпагате сургучную печать с гербом. И сразу о недобром подумал бедняга Кочемасов. Воровато огляделся окрест, не смотрит ли кто за ним. Никто не смотрел! Семен сломал печать, распустил веревку и — о ужас! — вытащил из мешка… слиток золота. С казенным клеймом!
— Провокация! — ударила молния прямо в мозг потрясенного героя. — Проверяют! Сейчас выскочат и повяжут! А, может, и еще хуже! Может, это враги подкупить его хотят?

Покрывшийся испариной, в страхе Семен крутил головой, пытаясь обнаружить вооруженную засаду или машину с иностранными номерами. Но ничего и никого не было. Да и какие такие тайны, право, мог выдать инженер проектного института Кочемасов — десятый кульман слева во втором ряду, у окна, — год за годом рассчитывающий прочность будущих животноводческих помещений? Ну, какая может быть гостайна в строительстве коровников, какое вредительство?

Кочемасов был в смятении. Тем не менее, действовал умно. Доехал до ближайшего телефона — автомата, позвонил Кузякину, приятелю в проектной конторе и попросил сообщить начальству, что заболел, простудился и потому денек побудет дома, горло пополощет календулой.
Развернулся и покатил домой. Жена Вера была дома, а с кем еще он мог обсудить случившееся, как не с женой?

2. Для объективной характеристики Кочемасова я вынужден добавить, что наш герой в проектной конторе звезд с неба не хватал. Он был трудолюбив, исполнителен, но кто и когда считал упомянутые свойства за доблесть? К 33 годам Семен утратил два передних зуба, которые так и не удосужился вставить, раннюю лысину безуспешно пытался прикрывать рыжим зачесом, ходил в поношенном костюме, курил погарскую «Приму» и взгляд имел понурый. Зарабатываемых денег в проектной конторе Кочемасову трагически не хватало. Жена Вера, фактуристая гражданка 54 размера, считала мужа неудачником и в своей оценке, увы, была недалека от истины.

Когда зеленый от пережитого Кочемасов, без слов, вывалил на хлипкий кухонный столик содержимое страшного мешочка, Вера охнула и осела у стены со словами.
— Ну, теперь нам точно крандец!

Нашим современникам произнесенную Верой реплику не понять. Многие забыли, что происходило в давешние достославные времена, когда в газетах, дабы не расстраивать советских людей, не печатали вовсе заметок о криминальных происшествиях, весь народ дружно выстроился в очередях за дефицитом. Этим дефицитом стало практически все, а золото можно было увидеть только в свадебных салонах, где выдавали колечки брачующимся по специальным квиткам. А тут — слиток, 1200 граммов (Кочемасовы взвесили найденное домашним безменом). И что с ним делать? И как быть?

Вера, зная природу Кочемасова, тут же предложила ему пойти и сдаться властям. Но Семен проявил невиданное упрямство, пискнув, что спешка в таком деле неуместна. Больше того, он поделился финансово перспективной мыслью, которая пришла ему еще в «Таврии»: распилить чудесную находку на кусочки и выгодно сбыть брянским зубным протезистам.
— Это ж сколько может заработать! — нервно хохотнув, шепотом вопросил Семен.

Услышав ужасные планы, Вера, заплакала басом, чем разбудила детей — 12-летних близнецов рыжих, в папу, кочемасят.
— Ты бы хоть их, деток пожалел, самашедчий? — воззвала к мужу Вера с интонациями в духе ужасных постановок местного театра.

Сонные детки, ничего не понимая, захныкали. Зеленый Семен еще и побледнел, но демонстративно, как Байрон, не понятый людьми, отвернулся к окну. Стоит ли удивляться, что в эту ночь старшие Кочемасовы смогли заснуть только под утро?!

3. На следующий день Кочемасов, даже не позавтракав — не хотелось, отправился на работу. Следует заметить, что Семену нравилась ходить в свою проектную контору и, в первую очередь, из-за сонма молодых и беспечных проектировщиц. Просто ужас сколько их роилось там! Девушки хихикали, сплетничали, перемигивались, слали друг другу записочки, устраивали чаи, бегали на перекуры, и невольно рождали в душе Кочемасова несбыточные мечты, в которых он никому не признаться не смел, даже приятелю Кузякину. Увы, девушки в сторону Семена не смотрели, даже скорее подтрунивали над ним. Ну, не рассматривался ими Кочемасов в коротковатых штанах и сандалиях как интересный «Объект». Да и робок был Кочемасов.

И вот удивительно. Еще никто не знал и знать ведал, что произошло с Кочемасовым, но тайное обладание золотом за ночь произвело в Семене разительную перемену. Взгляд его обрел некую хмурую значительность и загадочную глубину. Обычные реплики соседкам по кульману, в том числе и красавице Зиночке, вроде, «А передай-ка мне резинку» теперь были произнесены с небывалой прежде уверенностью и значительностью. Он и анекдот в этот день впервые в курилке рассказал, и удачно! И по политическому вопросу в отношениях с Кубой меж коллег высказался, пусть и туманно, но остро.

Женщины, такова их натура, всегда тонко чувствуют подтекст. В свете их оценивающих взглядов в кратчайший срок начала формироваться новая роль, новая репутация Семена в коллективе. Чего там!? Главный инженер Тетеннников, который вообще, похоже, не различал по лицам проектировщиков, как не различают мух, вдруг буркнул на очередной планерке нечто одобрительное по поводу очередного расчета, ну этого, Кочемасова. Дескать, с головой сделано. А ведь Семен сделал сотни подобных расчетов и ни разу не был отмечен. Чудеса!

Все эти события случились разом, в течение трех дней, хотя прежде никаких событий в жизни Семена не происходило годами. Зато теперь эти нечаянные подарки от судьбы он получал совершенно бесплатно. Поусохший от бессонных ночей, с горящими очами Кочемасов томился от тяжести обладания страшной тайной, страдал.

4. На четвертый день решился. Положил в потертый портфельчик мешочек со слитком и поутру отправился в управление КГБ на улице Горького.

Сбивчивую речь Семена, которую тот репетировал полночи, скучающий дежурный офицер поначалу не воспринял, возможно, он вообще посчитал посетителя за сумасшедшего. И тогда Кочемасов открыл портфель и извлек слиток.
Право, ну, объясните мне, наконец магическую силу золота! Почему люди от него сходят с ума? Даже здесь, в суровом ведомстве будто по мановению волшебной палочки все стало иным. Примчались вежливые люди, одинаковые на лица, без всяких пропусков ловко, с бережением подхватили Кочемасова под руки. Буквально внесли в просторный кабинет, предложили краснодарского чаю. А пока молодой хозяин большого кабинета оформлял заявление Семена, еще несколько человек, как бы случайно возникли в комнате, похмыкав и поахав при виде золотого слитка.

Семен от такого приема приободрился и решился таки задать два заранее заготовленных вопроса. Первый: все таки интересно, откуда золотой слиток вообще взялся на брянской дороге? Второй: когда он может получить свои законные 25 процентов стоимости находки, согласно закону о нахождении кладов?

Вежливые ответы неприятно поразили его своей расплывчатостью. Оказывается, в органы пока не поступало никаких сообщений об утерянных золотых слитках и потому причину его появления на дороге пока объяснить никак невозможно. Что до вознаграждения, то вопрос это большой, тонкий, и решению по нему будет сообщено Семену дополнительно.
— В любом случае вы поступили, как настоящий советский человек и патриот, — с торжественностью сказал владелец кабинета в сером костюме и с серыми, холодными, как лед глазами. — Вы будете поощрены.

Кочемасов получил расписку о сдаче золота и в смущении покинул учреждение. С одной стороны его не арестовали, как опасалась жена, и это было хорошо. С другой — он рассчитывал на компенсацию за свой патриотической поступок, а тут все было в тумане. И дело не в алчности. Просто была у Семена светлая мечта — приобрести автомобиль «Жигули». Он пять лет стоял в очереди на этот чудесный автомобиль, однако Кочемасову все еще не хватало две трети искомой суммы, и взять их было неоткуда. Конечно, Семен предпринимал некоторые шаги к обогащению. В частности, втайне от жены он играл в лотерею ДОСААФ. Но удача не шла в руки. К тому же жена сепаратно от мужа стояла в очередях на румынскую мебельную стенку, ковер и новый холодильник. Вот и докажи ей в такой ситуации, что автомобиль — главнее.

Вознаграждение за найденное золото, по расчетам Кочемасова, с лихвой перекрывало его нехватки. Именно эта надежда и побудила Кочемасова отнести слиток властям. И вот теперь она таяла на глазах, как утренний туман.

5. Сероглазый сдержал слово в одном: награда за содеянное настигла Кочемасова, как бандит на ночной дороге. Начальнику первого отдела проектного института Будыльникову поступил официальный звонок с предложением морально поощрить сотрудника Кочемасова за благородный поступок. Разъяснить Будыльникову суть поступка не сочли нужным. Будыльников тут же отправился в профком, и на следующий день в стенной газете «Проектировщик» появилась заметка «Благородный поступок». Заметка была составлена восторженно, но расплывчато, и что именно благородного совершил Кочемасов — не уточнялось. Сам Семен в ответ на вопросы сослуживцев и сослуживиц лишь улыбался загадочно.

Так продолжалось несколько дней, пока хмурый, как и положено начальнику первого отдела, Будыльников не вызвал Семена к себе. Он сообщил, что тому нужно прибыть в известный кабинет. И сообщил время.
— А работа? — уточнил Семен, всегда опасавшийся начальника первого отдела. Но тот в ответ лишь иронически хмыкнул. Бессловесный этотхмыкозначал, что есть дела и поважнее расчетов конструкций коровников.

Кочемасов полагал: его вызывают, чтобы выдать премию. Но Сероглазый встретил нашего героя сдержанно. Сухо сообщил, что золото было утеряно при перевозке инкассаторской машиной. На ухабе отворились задние створки двери. И вот по причине головотяпства отдельных товарищей из машины вывалилось два мешка с банковским золотом.
— Как — два?— растерялся Семен. Если его тут же ударили лопатой по башке, и то потрясение оказалось бы слабее, чем эта невозможное, сокрушительное известие.
— Вот и нас это удивляет? А куда делся второй мешок, гражданин Кочемасов? — спросил Сероглазый. В глазах его засияла револьверная сталь.
— Не брал. Там, на дороге, был один. Может, кто другой подобрал?
— Один — подобрал, а второй — оставил?
Ситуация действительно выглядела необъяснимой.

В кабинет зашел еще один сотрудник. И потом они в течение нескольких часов пытались Семена, как говорится, «расколоть». Именовали его теперь гражданином, а не товарищем, и это был нехороший знак. Стращали разными страхами. В ответ Семен рассказывал как, когда и где обнаружил находку, отвечал на бесчисленные коварные вопросы, но в главном был тверд: не брал, не прятал!

Так ничего и не добились органы от Кочемасова.
— Ну, мы теперь будем за вами присматривать, — почти ласково напутствовал на дорожку посетителя Сероглазый. — Если с вами случится что-то огорчительное, то не обессудьте, работа такая.

6. Из огня да в полымя, — так можно оценить поворот событий. Уже к Семена возвращению в контору бесследно исчезла стенная газета с замечательной заметкой. Вскоре Кочемасов на себе ощутил, что за ним действительно присматривают. «Присматривали» на машине, с утра, когда он отправлялся на работу, «присматривали» пехом невыразительные личности, когда тот оказывался на улице. Несколько раз вызывали на улицу Горького. Сероглазый уточнял, нет ли у Семена каких — либо новостей, однако что нового мог сказать простодушный Семен?

В проектной конторе меж тем тоже стало не скучно. По тайному сообщению Кузякина, неутомимый Будыльников на профкоме вдруг предложил поставить вопрос о Кочемасове. Мотив: бдительным первым отделом в отношении инженера обнаружены серьезные прегрешения перед нашим государством. Каковы эти прегрешения, зловещий докладчик, не уточнил, но председатель профкома, пышная дама с удивительной фамилией Полторышапка все равно очень испугалась и тут же предложила пропесочить Семена в стенной печати.
— Всему свое время, — веско сказал Будыльников, который, к слову, тогда сам не знал характер вин Кочемасова, а лишь пунктуально исполнял поручение органов. — А что еще может профсоюз?

Можно было не пустить Семена по путевке за границу в страну соцлагеря, разрешения не дать. Но Кочемасов по причине безденежья и не записывался путешествовать. Можно было на будущее детям провинившегося не дать путевки в пионерлагерь, но бедовый Кузякин воскликнул: «Дети за отца не отвечают!» Тогда Полторышапка и вспомнила самое страшное наказание для беспартийного Семена. Как раз в этот момент профком был занят мучительным поиском справедливости в распределении 50 квартир для института в новом доме. Последний раз подобным распределением занимались здесь более двадцати лет тому назад. Нуждающихся накопилось великое множество, и каких нуждающихся?! — не чета инженеру второй категории Кочемасову (№ 46 по очереди).

Между этими нуждающимися шла безжалостная война на взаимное истребление путем составления преподлейших доносов. Профком притомился разбирать доносы, а тут — авторитетный сигнал, редкая возможность легально устранить одного из соискателей. В радостном порыве профком большинством голосом( Кузякин воздержался) опустил Кочемасова в очереди на 20 мест. И — тю-тю, прощай квартира!

Это была полная катастрофа для Кочемасовых. Вера перестала разговаривать с Семеном. Она, как и органы, вбила себе в голову, что муж один мешок все же утаил и ничего, негодяй, жене не сказал. Не было предела возмущению Веры таким коварством. Жена была убеждена, что именно из-за упрямства Семена и произошли все их несчастья. Будь возможность, она бы тут же оставила мужа и с детьми уехала к маме, как в каком-нибудь романе. Да вот беда — мама жила в деревне, и делать там Вере было совершенно нечего.

7. Безрадостно и бессмысленно тянулись дни инженера второй категории. А он даже и запить, как делают нормальные русские мужики, не мог. Воротило от водки интеллигента в третьем поколении Кочемасова. Но недаром же говорят, что все хорошее и все нехорошее когда— то непременно заканчивается.

Семену позвонил Сероглазый.
— Ну, что еще то? — терзался инженер у дверей опасного кабинета. — Какую еще муку они придумали?
О чудо! На лице Сероглазого гость обнаружил приветливую улыбку!? Больше того, сотрудник против обычая, вышел из-за стола и со словами «Здравствуйте, товарищ Кочемасов!» пожал Семену руку.

Опять — товарищ, отметил про себя Семен, да что ж такое случилось?
— Произошла небольшая ошибка, — с тихой печалью произнес Сероглазый. — В банке еще раз все проверили. Как оказалось, действительно временно утрачен был только один мешок. Виновные в упущении сурово наказаны. А вам по поручению руководства и от себя лично я приношу официальные извинения за некоторые осложнения, понесенные на период нашей проверки. Кочемасов был ошеломлен, раздавлен. Нет, он не спрашивал про деньги, давно поняв, что тут ничем не разжиться. Но квартира?
— А квартира?— автоматически произнес он.
— Квартира? — задумался сотрудник. — Но, во-первых, это было не наше решение, а профсоюзного комитета. А во вторых, мы сегодня же безусловно порекомендуем восстановить вас в списках. При новом распределении вы в полной мере воспользуетесь своим правом.
— Когда? — только и вздохнул Семен. — Через двадцать лет?
***
Спустя пару месяцев Кочемасов, как мне говорили, из института уволился и перевелся в другой, на окраине. Неприятно ему стало ходить в родную контору. Тем более, что про историю с мешком золота все узнали.
Мал наш городок…

Юрий Фаев
(Из книги «Испытание чувств»)
Кстати. Заказать книжку за 150 руб. можно, написав письмо по адресу bryanskie-rf@yandex.ru

 476 Опубликовано: 15.12.2016 | Рубрики: Истории | Метки: , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Надо было Ленина просто за фермой прикопать

Опубликовано 30.11.2015

Август 1998 год. Только что грянул кризис, последствия которого тогда никто не мог и представить. В очередях у обменников выстроились очереди из миллионеров с целлофановыми пакетами в руках. Кто забыл, в ту пору из-за инфляции все стали миллионерами.

Антон Чехов, который не Антон и не Чехов

Опубликовано 01.03.2017

Проще всего прославиться, если сделать что-нибудь из ряда вон! И лучше даже немножко нехорошее.

Поучиться, право, у Кении

Опубликовано 28.08.2017

В этой стране законом запретили полиэтиленовые пакеты

Русский робинзон Лисицын

Опубликовано 22.03.2016

Нет, герой этой истории — не брянский, но уж больно история замечательная и поучительная! Тем более что мы про нее и не слышали никогда. Вот и решили вам предложить.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску