Чудо старого брянского театра

ГлавнаяПрямая речьЧудо старого брянского театра

Безвременно ушедший Владимир Александрович Бизюкин был сыном театрального работника и буквально вырос в Брянском театре. Мы успели записать его воспоминания.

В те далекие времена, (конец 50-х годов) когда режиссер Всеволод Михайлович Энгелькрон приехал в Брянск, первым секретарем обкома КПСС был некто Петухов. Как известно, в ту пору коммунистическая партия являлась главной руководящей и направляющей силой в строительстве нового общества. Помня мысль Ленина о том, что беспартийного искусства не бывает, за деятелями искусства вообще и театра в частности присматривали особо.

Это сегодня брянская власть в искусство не лезет, то ли не понимает его, то ли не считает это дело серьезным, а те далекие времена без одобрения обкома ничего в искусстве состояться не могло. Итак, в Брянск приехал Энгелькрон. Хочу сразу заметить, что нашем брянском театре более крупных театральных деятелей не было. Когда он входил в театр — все замирало. Нас, театральных детей, родители растаскивали по дальним комнатам со словами: «Тише, Сев Михалыч работает». И это было не от страха перед начальником, это было уважение к мастеру и к работе, которой они все занимались.

И вот приехал Режиссер, начал работать, сам выбрал пьесу к постановке, распределил роли, репетирует, а в обком советоваться не пришел! Неслыханно! И тогда первый секретарь обкома КПСС сам (!?) звонит режиссеру театра: «Сев Михалыч, что же это? Вы уже несколько месяцев в Брянске, а ко мне не заходите, даже не позвонили…»
— Извините, но у меня к вам пока еще нет вопросов…
— Так это у вас. А у НАС к вам есть!
— Так приходите, у меня тоже есть рабочий кабинет.
Была эта история в реальности или нет, не знаю, но легенда говорит, что была. Но в любом случае могла быть. Уж очень самодостаточным человеком был Всеволод Михайлович.

С приездом Энгелькрона на брянской афише появились Шекспир и Шиллер, Лопе де Вега, Бальзак, Драйзер. Мои дети не могут похвастаться, что видели на сцене «Короля Лира», «Отелло» «Дон Карлоса», смеялись взахлеб на «Укрощении строптивой» и «Даме-невидимке». А мы все это видели!

На гастролях в Киеве по просьбе зрителей несколько представлений «Короля Лира» играли на самой большой площадке города, на сцене оперного театра специально, чтобы как можно больше киевлян смогли посмотреть эту замечательную постановку. А потом Кишинев встретил наш театр… огромными афишами нового художественного фильма «И один в поле воин» по очень популярному в те годы роману. И вот ведь беда: спектакль по этой книге был гвоздем репертуара брянского театра. Кошмар!? Трагедия!? Ничуть не бывало! Молдавский зритель из двух постановок выбрал не кино, а театр… брянский театр! Это, знаете ли, дорогого стоит.

Несколько позже многие брянские театралы после выхода фильма «Гусарская баллада» Рязанова с пеной у рта доказывали, что наша актриса Скарга никак ничуть не хуже Голубкиной из фильма, а уж в том, что Зайденберг в роли Ржевского намного интересней Яковлева в той же кинороли, не сомневался никто. Да что там говорить!? Я сам не сразу принял фильм Козинцева «Король Лир» — так сильно было детское впечатление от брянского спектакля, который был совсем иным.

А какие детские спектакли шли на брянской сцене! Пользуясь положением (родители были работниками театра) я десятки раз смотрел «Два клена», «Аленький цветочек», «Димку-невидимку», «Чипполино» и много чего еще. С детских лет я полюбил театр, и эта любовь осталась со мной навсегда.

В те годы известные провинциальные артисты приезжали проситься в брянскую труппу. Какие имена! Заслуженные артисты РСФСР Акопян, Пухляков, а также Кондратьев, Каплун, Дагмар. Под руководством Энгелькрона состоялись как актеры Зайденберг и его жена Скарга, Гермацкая, Бабаев, Лисовский. Большой успех и звания пришли к ним позже, когда Сев Михалыча уже не было, но все они помнили Мастера, который их сделал.

Энегелькрон создавал не только артистов. Зачастую он создавал и авторов. Пьесы до того безвестного брянского драматурга Козина пошли по театральным подмосткам страны с легкой руки Энгелькрона. Или в киевском военном округе служил некий генерал Рачада. Что его подтолкнуло к письменному столу неизвестно. Пьесы он писал слабенькие, вторичные, но что-то режиссер в них разглядел, поставил и так, что они стали не только гвоздем сезона, но и пошли в других театрах. Частые гастроли по Украине и Молдавии сделали Брянский театр широко известным и любимым в этих республиках. Я сам был свидетелем шумного успеха наших артистов. Кстати, именно там из наших спектаклей сделали популярные телеверсии.

В чем сила энгелькроновских постановок? В те годы я был мал и над этим вопросом не задумывался, просто смотрел спектакли, забывая обо всем, так захватывало увиденное. Моя знакомая девочка говорила, что, сидя рядом со мной в зале, можно не смотреть на сцену, все написано на моем лице. Да и не только я, а весь зал сразу погружался в происходящее на сцене. Только раздвигался занавес, еще не произнесено ни одного слова, а зал взрывался аплодисментами. Это были аплодисменты художнику Григорьеву.

До сих пор перед глазами стоит задник — гроза и буря в «Короле Лире». Гром, вспышки молний, ураганный ветер, гнущий деревья. Еще актер не вышел на сцену, а ощущение ужаса уже проникает в зал.. А театральные шумы! (магнитофонов в те годы не было). Все действо буквально наполнено ими: гром, завывание ветра, шум ливня. Мой отец, помощник режиссера отвечал за эту часть представления. Так что я прекрасно знал как все это делается и тем не менее, сидя в зале, забывал, что это мой папа крутит ручки диковинных театральных машин. Я верил в настоящую бурю, я ее видел и чувствовал.

Энгелькрон был мастером широких и ярких режиссерских мазков, умел создавать на сцене незабываемые по воздействию на зрителя эпизоды. Но все-таки главная его сила была в точной психологической разработке характеров персонажей. В итоге даже слабый актер на сцене смотрелся убедительно, а уж сцены с поистине великими артистами (представьте себе работали на брянской сцене такие) воздействовали на зрителя буквально гипнотически. Чего стоит сцена Гермацкой и Пухлякова, когда старшая дочь Лира ослепляет старого слугу. У мены мальчишки, мало что понимающего в шекспировской философии, буквально замирало сердце от сопереживания, а когда Лир умирал над тем дочери в финале спектакля, я плакал, не успевая вытирать слезы. Да разве я один?

Значительно позже, взрослым, я по каким-то своим делам заскочил в театр и за кулисами наткнулся на Гермацкую, Мария Павловна вместо «здрасте» с возмущенным удивлением сказала: «Володя, вы же театральный человек, как вы могли войти за кулисы в шапке?» Я покраснел, как говорится, до корней волос. Забыл?! Такое в старом театре было немыслимо. Здесь люди не работали, здесь служили искусству.

Уже давно у входа брянских театров не спрашивают «лишний билетик», а ведь было время, когда спрашивали, когда попасть на премьеру было почти невозможно. Премьерный зритель в те времена был категория особая… Театралы! В премьерном зале все знали друг друга, по крайней мере, в лицо. Это была особая каста брянских жителей. Они раскланивались при встрече на улице, обменивались впечатлением от увиденного на сцене. При этом социальный статус собеседников совершенно не имел никакого значения.

О вчерашней премьере могли разговаривать известный в городе врач Тейф и моя соседка штукатур тетя Мотя. Тетя Мотя у нас на Чермете была фигурой заметной. Высокого роста с богатырскими плечами и сильными крепкими руками Она работала на стройке и практически не вылезала из своей заляпанной краской цементом и побелкой спецовки. Но иногда она снимала спецовку, делала модную тогда прическу «под Шульженку», надевала свое единственное панбархатное платье ярко-зеленого цвета, огромные янтарные бусы и, взяв под руку мужа, который едва доставал ей до плеча, отправлялась в театр, на премьеру.
Тетя Мотя была театралка. Она лично знала всех артистов. Театр она любила самозабвенно и могла часами, забросив на время все дела, обсуждать новый спектакль, игру актеров. Если в новой постановке было два состава исполнителей, тетя Мотя, как и все истинные театралы, смотрела оба варианта.

К слову, театралы в ту пору обязательно смотрели оба состава, чтобы потом иметь возможность сравнить и оценить. Даже самому не вериться, что было такое время…

Записал Ю.Ф

Иллюстрация: картина Захарова Л. А. «Спектакль окончен» (1959 г.)

 505 Опубликовано: 13.12.2016 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Охотник Лобанов и волки

Опубликовано 26.06.2016

Из архива журнала «ТОЧКА. Брянск» мы извлекли редкостный монолог брянского волчатника. Удивительный человек! Да вы сами почитайте!

Одностишья: Чего б еще разумного посеять?

Опубликовано 01.04.2016

Первого апреля невозможно быть серьезным. Поэт Наталья Резник доказывает это самым кратким способом.

 Что случилось в брянской колонии

Опубликовано 03.10.2017

 Бывший заключенный Курьянов — о тюремных нравах

Любая версия — политическая

Опубликовано 26.12.2016

Георгий Бовт о причинах и последствиях крушения Ту-154.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску