Воспитание чувств в передвижной колонне № 139

ГлавнаяИсторииВоспитание чувств в передвижной колонне № 139

Нередко и на загаженных мусором пустырях можно вдруг увидеть диковинный, странный цветочек. Вот и не место ему тут, а он, поди ж ты, пробился, растет, ни у кого разрешения не спрашивая.

Думаю, что-то подобное случилось, когда однажды в ободранном, ржавом вагончике дорожной передвижной колонны № 139 появилась Лидочка. И предстала перед прорабом Петром Ивановичем Григорьевым с бумажкой в руках — направлением на работу.
Григорьеву было под пятьдесят. Толстый, потный. Пиджак Григорьева был засален, галстук в пятнах сбился на бок, — вот и зачем ему здесь галстук? Совсем незачем.
Лидочке Григорьев не понравился с первого взгляда, а Григорьеву — не понравилась гордая чистюля, — таких сразу видно, — Лидочка.
— В лаборантки желаешь поступить, — Григорьев мрачно оглядел Лидочку. Худющая, и 50 кило, наверно, нет. Серое платьице, старенькая, вытянувшаяся на локтях синяя кофточка, да удивленные глаза-глазищи серые, в полнеба, которые будто живут сами по себе. — Ну, и зачем тебе это?
— Мне работа нужна, — застенчиво сообщила Лидочка. — Очень! Я в институт не поступила. Работать надо, маме помогать.
— Вот все вы так! Лишь бы, где пересидеть до института. А что ты умеешь, работница? — начал закипать Григорьев. — Тут ведь приборы всякие, устройства. Ты это хоть понимаешь?
— У меня в школе была золотая медаль. Я разберусь, — смутилась Лидочка и побледнела. Она всегда, когда волновалась, бледнела, а не краснела, что, говорят, доказывает внутреннюю силу характера. Впрочем, скажи тогда Лидочке об этой особенности, она бы скорее недоверчиво усмехнулась. Тихоня, из бедных. Где уж таким заявлять о характере?
— И потом, Шурочка мне обещала помочь, — вспомнила Лида.
— Это какая? Шурка Суворова? Эта которая, как дезертир, убежала с нашего производства на более высокую зарплату? Это она — специалист? — не было пределов возмущению прораба. Казалось, узел галстука тут его или удушит на месте.
Лидочка испугалась. Но на выручку пришла Татьяна Семеновна, бухгалтер, которая хорошо слышала громкий разговор через тонкую фанерную перегородку. С невозмутимым лицом она вошла в комнатку и буквально увела Лидочку за собой, взяв ее за руку.
Лидочка плакала, пила воду из граненого стакана и порывалась убежать, а Татьяна Семеновна, немолодая, худая, суровая, — она знала Лидину маму, которая и попросила за девочку, — объясняла сложившуюся ситуацию.
— А ты думала, что здесь — мед. Нет, это взрослая жизнь, тут много чего бывает. Да и Иваныч наш, в общем, не хуже других. Просто, работа у него нервная, дома — нелады. Нет, не хуже он других. Ну, так ты попробуешь поработать? С Григорьевым я сама поговорю. Попробуешь?
— Да, — прошептала Лидочка.
Так начался ее первый рабочий день в должности лаборанта колоны № 139. На следующий день в обед забежала Шурка, в кудряшках, розовая девица лет 25. Показала рабочее место, документацию. Рассказала, как управляться приборами. И Лидочка сразу, навсегда запомнила их хитрые названия. Дефлектрометр — прибор для проверки ровности полотна, прибор для измерения плотности и степени уплотнения грунта, пенетрометр и другие. А еще вместе они включили и выключили печь для проверки качества асфальта. Шура очень смеялась, видя, как Лидочка старательно записывала ее слова в тонкую школьную тетрадку.
— Нехитрые это премудрости, важнее другое: помни, твой голос здесь — последний, — напутствовала Шура новую работницу. И в заключение произнесла философскую фразу, которую Лидочка не поняла. — Имей в виду, что качество в дорожном строительстве — есть понятие растяжимое. С тем и живи, если не хочешь неприятностей.
Что означает конкретно фраза «растяжимое понятие» Лидочка сразу узнать постеснялась. Вечером спросила у мамы, но та, — она, в одиночку воспитывала четырех детей, Лида по возрасту шла второй, — только вздохнула в ответ. И вновь принялась за свою работу. Вечерами, со старшими дочерями, для приработка, — Лидочка научилась этому умению в десять лет, — они шили лоскутные одеяла на продажу. Увы, недорого платили за их одеяла.
Лидочка попробовал узнать ответ у старшей сестры. Из-за недостатка места в квартире девушки валетом спали в кладовке на узком диванчике. Сестра сказала коротко: «Не высовывайся!»
— А как же приборы? А если будут установлены нарушения? — спросила Лидочка.
— У тебя пальто на зиму нет, — вроде и не в лад, но по-своему очень понятно объяснила сестра.
***
А работа, между прочим, Лидочке понравилась с первых дней. И главное — ее понятность и ясность. Лидочка по гороскопу была Девой, а у Дев неизбывно, ничем его не выбить — это вечное стремление к порядку. Она начала с того, что вычистила до блеска вверенные ей приборы, навела порядок на рабочем столе и в шкафу. Принесла из дому горшок с декабристом, ну, это бразильский такой цветочек, кактус без колючек, он цветет красиво. И наконец, в одиночку после работы вымыла окна в вагончике, хоть ее никто об этом не просил. И засверкало солнце через промытые стекла.
В обед, очистив содержимое принесенных из дому банок, втроем — кроме бухгалтера здесь еще трудилась нормировщица Лиза, молодая и шебутная, — женщины устраивали чаепития с сушками. И только Григорьев в этих застольях участия не принимал. Было непонятно, обедал ли он когда-нибудь вообще. Правда, Лиза в обеденный перерыв, если Григорьев был на месте, заносила начальнику чай в латунном подстаканнике со звездами и с ломтиком лимона на краешке блюдца. Ну, иногда и задерживалась ненадолго там, за закрытой дверью.
Когда Григорьев проходил мимо, то порой хлопал Лизу пониже спины, и та в голос хохотала. Лидочка, глядя на эти вольности, бледнела в своем уголку. И волновалась: А если прораб, который до сих пор смотрел на Лидочку косо, и ее вдруг так прихватит? Как ей действовать?
Наконец, придумала: дам пощечину, и будь, что будет! Решила так и сразу успокоилась.
Впрочем, прораб вовсе и не порывался лапать Лидочку. Куда более важные хлопоты заботили его. Высокое начальство, которое на строящейся дороге никогда не бывало, не забывало при этом, день за днем снимать стружку с Григорьева за многочисленные вины дорожной колонны. Рабочие, получив деньги, тут же отправлялись их пропивать, материалы привозили худого качества. Словом, много было у Григорьева поводов для постоянных расстройств.
Лидочка же теперь выезжала на строящуюся дорогу и под иронические взгляды чумазых дорожников старательно вырезала кружки на асфальте. Эти кружки она изучала на своих приборах с хитрыми названиями. А еще проверяла на приборах качество поставляемых смесей для дорожного полотна, и результаты старательно записывала аккуратнейшим почерком в журнал. Отличница!?
Читая результаты проверок новой лаборантки, Григорьев мрачнел. На еженедельных планерках в вагончике хлипкая фанерная перегородка, казалось, вот-вот рухнет от грома голоса разгневанного прораба. С такой страстью он материл родное бестолковое предприятие, подлецов-поставщиков поганых материалов, плюс поименно — разгильдяев мастеров, бригадиров, рабочих. А еще — подлые дорожные машины, которые ломались в самый ответственный момент. А еще — время года, погоду, природу, да и вообще все, что мог припомнить.
Бедная Лидочка не могла этого слышать, — в их семье никто не ругался. От пьяницы — отца они несколько лет назад ушли. Увязали узлы и, когда отца дома не было, бежали, пятеро, в барак, только бы не видеть и не слышать его, негодяя.
На время планерок, получив тайное разрешение Татьяны Семеновны, она убегала на улицу и усаживалась под навесом с книжкой. Очень любила переводные толстые романы, и в романах этих находила для души радость и покой. Когда планерка заканчивалась, веселая Лиза выглядывала из вагончика и кричала Лиде: «Гроза прошла!», и Лидочка захлопывала книжку.
Так и шел день за днем. Лида успела получить первую зарплату. По всем меркам — очень маленькую, а для нее — огромную. Помнится, бухгалтер спросила поверх очков: «А что ты с деньгами собираешься делать?»
— Маме отдам. Юрке ботинки купим, — отвечала радостная Лидочка.
— Ну, а себе самой — что? — вмешалась Лиза. Но девушка ответила, что об этом пока не думала, они дома вместе решат. И Лиза только удивленно покачала головой.
Наступил сентябрь, а с ним — долгие дожди. Пришел конец месяца, самое нервное время для передвижной колонны — отчетный период. Надо наряды закрывать. Вот тогда и случилось происшествие.
Чтобы выполнить план, дорожники продолжали работать и в дождь. Лидочка по наивности спросила у бухгалтера, а разве это можно? Ведь по всем правилам — ну, никак нельзя! Татьяна Семеновна с удивлением оторвалась от своих бумаг, но ответить не успела. Оказалось, что простодушный вопрос юной подчиненной услышал Григорьев. Он как раз возник в дверях своего кабинетика.
Григорьев буквально зарычал. Все эти рыки женщины не раз слышали через перегородку и смирились, привыкли. Но тут прораб накинулся на эту сероглазую девочку. Он кричал и грязно ругался. Что она — безмозглая. Что лезет в дела, о которых не ей судить. Что вообще она — непонятно кто здесь. Вот так — мат, перемат к каждому прилагательному, потому что иначе Григорьев говорить просто не умел.
Сорвало, словом, винты, у мужика. А Лидочка побелела, дернулась, будто ее по лицу ударили, и произнесла слова здесь неслыханные.
— Эх, вы Петр Иванович! Человек с высшим образованием! На такой большой должности! Да вы пример должны остальным показывать, а вы!?
Зарыдала. Выбежала из вагончика. Даже плащик не накинула, несмотря на дождь.
В вагончике наступила мертвая тишина. Все это выглядело странно и необычно. Кстати, у Григорьева не было высшего образования, да и должность его, для знающих людей, скорее выглядела расстрельной, но никак не «большой».
И тут вдруг Лиза, а не бухгалтер, у которой вроде по положению и возрасту было больше прав, невесело заключила.
— Да, Петя, совсем ты одичал на наших дорогах. На детей кидаешься хуже зверя.
И, схватив Лидин плащик, тоже выскочила из вагончика. Настала очередь удивляться прорабу.
— Да вы что, с ума посходили? — изумился он. — Семеновна, ты ведь лучше других понимаешь, почему приходится работать в дождь. Остановим работу — не получим прогрессивку, не будет премии — рабочие разбегутся.
— Причем здесь это? — поджав узкие губы, возразила обычно молчаливая Татьяна Семеновна. — Ты скажи, зачем девочку обидел? За то, что хоть кто-то здесь вслух правду сказал?
И Григорьев смешался, ничего не ответил. Зачем-то прошел к столику Лиды. Взял книжку со стола. Прочел вслух.
— Флобер. Воспитание чувств.
Раскрыл. Прочел наугад фразу: «Никогда не видел он такой восхитительной смуглой кожи, такого чарующего стана, таких тонких пальцев, просвечивающих на солнце».
Повертев книжкой, с недоумением спросил.
— Нет! Татьяна, посмотри, что она читает? Зачем? Какой такой стан? Какие тонкие пальцы? Да ты посмотри, оглядись! Кругом — ворье и пьянь. Она что, не видит?
— Получается, что ты своим матом ее к нашей жизни приучаешь? — рассердилась Татьяна Семеновна. — Чтоб не занеслась высоко?
Нет, не смог найти прораб среди женщин сочувствия и понимания.
— В общем, ты перед девочкой извинись? — сказала Татьяна Семеновна.
— Я, перед этой соплячкой?
— Да, может, это для тебя, грубияна, даже важнее, чем для нее, — заметила Татьяна. — И вообще постарайся на будущее орать-то поменьше. Не война!
***
Лиза нашла дрожащую от холода и обиды Лидочку под навесом сарая. Отдала плащ, сказала, что сегодня ее с работы отпускают раньше времени.
Лидочка и ушла.
На следующий день она написала заявление об увольнении по собственному желанию, но Григорьев заявление не подписал. Так и трудились они, в вагончике еще два дня почти при полном молчании. Дела делали, но ни о чем не говорили и даже чай пили порознь
Наконец, Григорьев вызвал Лидочку к себе, за перегородку и, упорно глядя в сторону, страшно покраснев, с мучительностью произнес.
— Ну, ты уж, конечно. Ты, это, ты, того…
Вот так! Такова была наивозможнейшее из всех возможных извинение для бывшего фронтового сапера и кавалера орденов, прокаленного суровыми ветрами русских дорог прораба Григорьева.
И оно, это извинение, прозвучало! Лидочка ничего не ответила. Вернулась к своим занятиям. Со временем эта история стала известна всей колонне. Между прочим, никто из дорожников, — а они, следует признать, люди в своих характерах нелегкие, измученные некачественными спиртными напитками и быстрые на обидные слова, — и ранее не матерился в присутствии Лидочки. Это выглядело неудобно, неприлично. Так в нашей жизни бывает, пусть и нечасто.
Лидочка не уволилась осенью из передвижной колонны, роман «Воспитание чувств» дочитала, доработала на дороге до следующего лета. В мае ей для поступления в вуз дали очень хорошую характеристику с работы, подписанную Григорьевым. Пусть и предполагаемый вуз был совсем по другому профилю, и никак не был связан с дорожным строительством, но хорошая производственная характеристика пока еще никому не помешала.
Когда Лидочка уходила, то заметила сурового Григорьева в окне вагончика. Он вроде смотрел вслед, но встретил взгляд и тут же отвернулся. Кремень, а не человек!
Лидочка поступила в институт, переехала в большой город, и больше никого из своих спутников по работе на дороге не видела. Может, и надо было бы повидаться, да все как-то было некогда. Некогда, а потом колонна переехала на новую дорогу, на новый адрес.
Так бывает, много людей и много дорог встречается на нашем пути.
…Вы спросите, откуда я знаю эту историю? А как мне не знать, когда много лет Лидочка просыпается со мною рядом, и я целую ее в серые огромные глаза.
Юрий Фаев
(из книги «Испытания чувств»)
Кстати. Вы можете приобрести эту книгу (150 рублей) и другие книги автора, отправив заявку по адресу :
bryanskie-rf@yandex.ru

/home/b/bryanskirf/public html/core/../static/2016/05/bryanskie rf oblozhka

 604 Опубликовано: 30.11.2016 | Рубрики: Истории | Метки: , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Молодые в брянском театре

Опубликовано 08.01.2017

Редакция попросила двух брянских старшеклассников разобраться в своем кругу, осталось ли у молодых место и театру? Вот — их наблюдения.

Чудеса иногда случаются и в Брянске

Опубликовано 15.09.2015

Речь о давней битве Фонда братьев Могилевцевых (руководитель Ирина Кеня) и жителей соседних домов с городом за то, чтобы здесь, в сквере на проспекте Ленина, поставить памятник самым знаменитым брянским меценатам. И вот удивительная победа одержана.

Кто разменяет тысячу рублей?

Опубликовано 02.11.2016

Вот что случилось с брянской жительницей Лидией Матушенковой в маршрутке № 79.

25 правил жизни муми-троллей

Опубликовано 09.11.2015

Вы запутались в поисках путей к гармонии и счастью? Мы нашли этот правильный путь в откровениях героев знаменитых сказок Туве Янссон.

Брянские.РФ © 2020

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску