Сенокос на Колыме. Часть 2

ГлавнаяИсторииСенокос на Колыме. Часть 2

Приключения сами находят нас, если мы не боимся приключений.

Следующим утром, как назначено, я пришел в десять. В избушке были не только члены нашей бригады и Юра в шикарном костюме, лежащий все в той же позе, но и дама лет тридцати. Крупная блондинка, пьяная и неприятная. Она сидела на второй койке. Я не обращая внимания на происходящее, принялся читать книгу, до которой давно добирался. «Идиот» Достоевского. Чуть позже, Басов, увидев корешок, удовлетворенно хмыкнул, адресуя название непосредственно мне.

Нельсон делал свое дело, не обращая внимания на редкие вскрики и отрывистый мат пьяной тетки. Иванашка вводил меня в курс дела: — это мать двоих детей, замужем, но два раза в год срывается и приезжает в поселок, где блудит и набирается впечатлений на долгие месяцы жизни в тайге. Юра, человек в костюме, улетает в отпуск, а сейчас «проставляется». При мне его несколько раз будили, просили денег. Он важно вынимал новенькие двадцатипятирублевки и снова впадал в забытье. Вставал ли он, хоть по надобности, не знаю, но через три дня Юра исчез, и все знали, что он благополучно улетел на материк, хорошо «погуляв» перед полетом.

Нельсон надел брюки и подошел к столу, где сегодняшний разносол представляла одинокая селедка, правда, бравого вида. Другой член нашей удалой бригады Николай легко схватил полуголую даму и вынес под навес, пригрозив, чтобы духу ее рядом не было. Желающие творить непотребство, пусть идут к ней на улицу. Белое тело так нелепо выглядело среди рухляди, клочьев старого сена, тряпок, ржавых шурешек и дождя, непрерывно сыпавшего вторые сутки, что казалось, будто фильм Тарковского снимается здесь и медленная камера оператора Рерберга так тщательно живописует детали.

Нельсон, не обращая внимания на возбужденного Колю, вытер руки и аппетитно съел кусок селедки с приличным ломтем хлеба. Потом, как настоящий джентльмен, прикрыл тетку длинной мешковиной с масляными пятнами. Через час Нельсон снова был в центре внимания — он залез в речку Детрин, что шумела по камням вдоль участка, вспухшая от постоянных дождей. Она несла мутную воду, перемешанную с мусором. Поймав корягу, Нельсон, взгромоздясь на нее, орал какие-то лозунги. Повязка на глазу, тельняшка, рыжая борода и борьба с рекой, стремящейся стянуть с купающегося семейные трусы, вызвали оживление и смех.

Повеселившись, все последовали к столу, на котором дымилась похлебка из соседского Бобика. Бедная собачка была предметом раздоров с жителями такого же крохотного домика, слепленного из отходов. Вина ее была в том, что она неизменно обрехивала Иванашку, часто выходящего по надобности ночью, что крайне травмировало его. Прошлой зимой он потерял отмороженные пальцы и пятки сразу на обеих ногах после неудачного похода за водкой в сильный мороз. Культи щедро демонстрировались всем желающим. Они были крошечными, как у китайских принцесс. Обувался Иванашка в войлочные ботинки, набивая их тряпками. Ходил по городку с костылями, а по двору без них, но сильно взмахивал руками, что, очевидно, вызывало реакцию у соседской собаки. Вот и съели собаку не от голода, а скорее в назидательном порыве. Но я собачатину есть решительно отказался.

Пришла машина. Поехали на работу. В грузовике лежали пустые ящики с ячейками. В соседнем сарае до крыши лежала посуда! Задача — разложить бутылки по ящикам, одновременно сортируя их по виду: «Столичные», «Чебурашки», нестандартные. Не надо было обращать внимания на то, что в некоторых была плесень, другие были покрыты густым слоем пыли. Машина заполнилась ящиками, и мы поехали на заветный склад под прерывистое дыхание участников экспедиции.

Кладовщица, почти перекрыв дверь своей огромной грудью, считала только ящики. Их было много! Потом Басов, оказавшийся бригадиром, округлив количество ящиков в ее пользу. После краткого щелканья счетов, в его руках оказалась заветная сумма. Купили водки, степенно, с чувством набили в магазине пару мешков необходимыми вещами для сенокоса. Я стал членом бригады сенокосчиков, которая должна была улететь в среднее течение реки Колыма, как только дадут добро на аэродроме. А пока серые рваные тучи скребли за хребты, и казалось, так будет до сентября!

Лишь на пятый день мы улетели на маленьком самолетике, нагруженном мешками и рюкзаками. С нами летел еще один Володя, чуть старше меня, но в первый же вечер получивший кличку «Молодой». Итак: Басов — бригадир, Николай, Нельсон, Иванашка, Володя молодой и я, — Владимир.
Наконец-то увидел то, как выглядит Бутыгычаг с высоты! Бог мой — до горизонта хребты с взорванной породой, норками штолен! Все перелопачено и перевернуто руками тысяч заключенных! Я физически страдал от увиденного, будто лично мне пришлось здесь ворочать каменистую землю невероятной величины лопатой!
Во время полета чувствовал себя мерзко. Обычно я с удовольствием летал, а тут сказалось недоедание — не рискнул разменять последнюю сотню. Несколько последних трояков и рублей тратил экономно, в основном на хлеб, сахар и чай. Предательская тошнота подкатывала, слюна забивала рот. С большим трудом, не выдавая себя, справился с недомоганием.

Тайга с редкими деревьями удивляла своей бесконечностью. Сопки бугрились, уступая лишь руслу большой реки и ее многочисленным притокам.
Самолетик упал на крыло и вдруг мелькнули домики, дороги и плешинка «аэродрома». Только вышли на землю, приняв наши рюкзаки, как онемели от вида огромных собак, злобной сворой мчавшихся на нас! Только Иванашка и Басов не обращали внимания на псов — оказалось, что это добрые, чрезвычайно лохматые создания спасаются шерстью от комаров! Обнюхав нас, они махали хвостами и ласкались, приветствуя на своей территории.
И вот они, только упомянули!

Не забуду эти тучи, звук пикирования и мгновенный зуд! На мне была пожарная роба, но и ее насекомые умудрялись пробивать своими длинными хоботками! Приходилось работать руками, просто сталкивая комаров с лица, размазывая их по рукам. Можно было спокойно схватить со спины целую горсть этих крупных монстров!
Все происходило, как в кинематографе. Пока Басов согласовывал что-то в конторе, мы все оказались на складе. Бывалые Иванашка и Коля стали сваливать к дверям рулоны рубероида, скатки полиэтилена, топорища, полотна кос, мотки веревок, ящики гвоздей, умывальник, кастрюли, грабли с деревянными зубьями, большую палатку, уйму ящиков с продуктами, накомарники. Ворох рос, а день и не думал уменьшаться — белые ночи творили чудеса для «ударников» труда. Приехал Басов на тракторе с широкими болотными гусеницами и волокушей из бревен, образующих своеобразный кузов. Мы попрыгали в волокушу, и тронулись. Я лежал на куче барахла.

Мне было непередаваемо плохо: жара — с одной стороны и невозможность раздеться из-за астрономического количества комаров — с другой. Новенький накомарник действовал удушающе — комары не доставали лица, но воздуха катастрофически не хватало! Избы поселка Оротук медленно проплыли мимо. Почти сразу за ними потянулся берег реки Колымы. Река была не широкой, но какой-то мрачно — серьезной, быстрой и глубокой. На лодке с мотором за несколько приемов мы переправили добро и обосновались на двойнике — волокуше, ждавшей на противоположной стороне. Казалось, что тракторист на правом берегу тот же самый — вначале все якуты кажутся на одно лицо.
Не было пьяных — в страду царил в глубинке сухой закон. Хозяин — директор совхоза якут Протопопов (самая распространенная фамилия в этих краях) — обладал тут неограниченными правами! А мы были рабочими геологоразведочной партии, направленными на шефскую помощь совхозу.

Геологи выполнили разнарядку по отправке трудового десанта без ущерба для своего производства, совхоз получил так необходимые рабочие руки, мы — полставки разнорабочего от геологов. Плюс сдельно за каждую тонну заготовленного сена. Забросили нас в красивую долину, окаймленную старицей Колымы, километров за двенадцать от Оротука. Полуостров мне сразу понравился — на горизонте зеленые сопки, кругом равнина с негустой, но ровной травой, которую надо было скосить, высушить, закопнить и застоговать. И плотные тучи комаров!

Я казался себе смертником, сознание отказывалось верить в возможность работы при таком обилии комаров. Вначале мне поручили долбить яму для продуктов, что воспринял как легкое задание — казалось, выкопать метр под ласковой травой не составит труда. Сняв пятнадцать сантиметров под травой, натолкнулся на черную землю, по твердости не уступавшую камню. Вечная мерзлота и мое первое знакомство с нею. Лом. Чуть поскрести лопатой, лом. Победная песня комаров, обрадовавшихся гостям! Пот, добравшийся до трусов и застилавший глаза, нехватка кислорода. Без длинных перекуров, боясь навлечь неудовольствие партнеров, остервенело долбил яму. Остановился лишь по команде Басова, позвавшего к ужину. Слегка сполоснулся, едва приоткрыв накомарник, чем вызвал сдержанный смех всех без исключения — они, прожив разные сроки на Колыме, так не реагировали на насекомых.

Даже сейчас мне трудно представить свое тогдашнее состояние — сел на траву у костра, в самый дым. Левой рукой, собрав в горсть длинный рукав брезентовой куртки, стараясь не оставлять щелок для кровососов, держал край накомарника. Другой, зачерпнув варево ложкой, подносил как можно ближе к границе сетки. Потом поднимал защиту, и десятки летающих псов устремлялись к моей распухшей физиономии! Какая уж тут еда!

Мужики практически не ели — они, пропившиеся на протяжении долгой зимы, должны были медленно приводить свои органы в нужную позицию. Они сами падали без чувств от такого первого длинного рабочего дня. Разобрали рюкзаки, залезли в палатку. Перед сном, мужественно раздевшись до гола, бухнулся в воду. Вот это кайф! Теплая вода без течения, как ласковые любящие руки, касалась каждого укуса! Родилось мое большое пристрастие к купанию. Это давало возможность расслабиться, а посредством ныряния злорадно топить десятки комаров, садящихся на голову. Лицо и предплечья сильно пострадали. Поймал брошенный Иванашкой кусок мыла и стремительно обмылся. В палатке мне было приготовлено место с краю.
Едва накрыв голову полотенцем, провалился в сон. Ночью было холодно, зато исчезли комары!
Владимир Жуков

 314 Опубликовано: 23.09.2016 | Рубрики: Истории | Метки: , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Топорик писателя Проскурина, преступные бобровые шапки и др.

Опубликовано 27.09.2016

Самое интересно в жизни — это, поверьте, на первый взгляд, совершенные пустяки.

«Пирожки», «порошки» и «экспромЪты»

Опубликовано 04.12.2015

В Сети сочиняют свое. И это свое звучит во весь интернет голос.

Бандиты оказались недавними фронтовиками

Опубликовано 29.02.2016

Исполнилось 80 лет заместителю директора Брянской областной библиотеки имени Тютчева Юрию Захарову. Юрий Георгиевич, в прошлом руководитель лекторской группы Брянского обкома КПСС , воспитаннейший — в Брянске таких еще поискать! — человек, спортсмен и памятливый рассказчик.

В Дубровке не оставили ни одного еврея

Опубликовано 22.02.2016

По статистической справке, на 1924 г. из 1372 человек, проживавших в Дубровке, евреев было 483, русских — 837, белорусов — 12, поляков — 13, латышей — 14, немцев — 3.

Брянские.РФ © 2017

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску