Секреты Героя Труда Королькевича: как сделать, чтобы люди тебе поверили

ГлавнаяПрямая речьСекреты Героя Труда Королькевича: как сделать, чтобы люди тебе поверили

В общем, выбрать-то председателем меня выбрали, но кличку тут же присвоили — «сопляк».

Хотя и про отнятый у председателя колхозный стожок, и про отказ от денег, и что вора-бычаря прибил — всем тут же стало известно. Как известно стало и про то, что из Красной слободки, с квартиры, мне пришлось перебраться в соседнее Азарово, потому что мою хозяйку в Слободке пригрозили спалить вместе со мной и с хатой.И она отказала мне от квартиры.

Поначалу я даже не ведал, на кого опереться. Людей я узнавал день за днем по их де-лам. Но как зиму пережить? Отправился в родное село, собрал там партсобрание и попросил помочь соломой, зерном и картошкой на посев, — в «Первом мая» был запас. На тракторных санях добрые товарищи мои доставили солому в Слободку на ферму. И тут же ночью половину привезенной соломы украли.

Попросил помощи у местного участкового Дорофеева, хороший оказался человек. А важная деталь была такая: привезенная солома от хорошего урожая выглядела, как золотая, а от плохого, местного, из-за травы была черной. Сразу видно, где чье. Не отопрешься! Что говорил похитителям участковый, не знаю, но вернули они все и даже из страха многое ранее украденное привезли.

Тут придется вспомнить и про тогдашнего заведующего сельмагом. Бывший морячок. Вроде, невелика должность, а в деревне — король. В отличие от колхозников — гарантированная зарплата, продукты. Мне говорили, что предыдущего председателя он выгнал выспятками из магазина, когда тот попробовал акт о нарушениях составить. Ворюга, конечно, так он и пил вместе с ними.

В общем, однажды ночью стук в мое окно и голос: «Завтра в полночь завмаг с объездчиком пойдут колхозную солому воровать». Сказал этот некто и исчез, я даже не понял — кто это. Назавтра в ночь прихватил председателя сельсовета, отправились мы к колхозной скирде. Похитителей на месте застукали. Морячок был совсем чумовой, кинулся на меня с финкой. Я финку из руки выбил, злодея с ног сшиб. Но там еще у объездчика — ружье. Все-таки я очень здоровый был тогда, словом, вырубил и объездчика. Ищу глазами своего спутника, председателя сельсовета, а его и нет, убежал, в поле спрятался.

Связал я воров вожжами, повел в деревню. К четырем часам утра к правлению колхоза доставил и к столбу привязал. А они все: «Прости! Бес попутал». Тут и бледный председатель сельсовета обнаружился, и учитель, секретарь парторганизации. Стал я татей поочередно отвязывать, дабы они покаянные письма написали, а морячок заодно — и заявление об увольнении с должности по собственному желанию. Конечно, злодеев можно было бы посадить, но, подумав, я не стал этого делать. Урок и так оказался весьма показательным.

Не знаю, хорошо или нет, но потом я официально объявил, что готов платить по 50 рублей любому, кто сообщит о воровстве колхозного добра, а при этом о заявителе никто не узнает. За несколько лет таких примеров набралось около десятка, но никого мы в итоге не судили, домашними мерами воспитания обходились. Впрочем, я уже тогда понял, что нельзя выстроить систему на одном страхе, но можно — на интересе, особенно, если этот интерес понятен даже неграмотному колхознику. Поучительно, что через три года пришел ко мне тот самый объездчик сдавать ружье и просить другую работу. Сказал: «У нас больше не воруют».

Летний успех на земле ранней весной начинается. Надо навоз на поля вывозить, технику чинить, помещения для скота поправлять. Но кто это будет делать бесплатно? Отправился в Почеп в банк, к Капитанову, прошу: «Дай аванс на посев». А тот — ни в какую. Говорит, твой колхоз — дно бездонное. Хорошо, поддержал меня первый секретарь Деменьшин, вызвал управляющего, просит: «Помоги!» Тот тянет с ответом, и я тогда я заявляю, горячий был: «Давайте я кровью распишусь, что верну долги». Не дошло до этого, удивился Капитанов и дал ссуду, пусть и небольшую.

В колхозе было всего семь тракторов на 2200 гектаров. Как управиться на севе? И тогда я обещал за каждый вспаханный гектар при хорошем качестве уже не рубль, а полтора рубля. И деньги на это дело решил отдать свои, личные.

Дело в том, что у меня в Ленинском отец до войны насадил замечательный сад — 74 плодовых дерева! На деньги от продажи яблок годом раньше мы сестре в Брянске дом купили. А еще сговорились с другом — местным ветврачом, арендовали вагон, набили его ящиками с яблоками и отправили в Саранск, в Мордовию. Там в коопторге цену хорошую дали. Я привез из Саранска домой аккредитив на 64 тысяч рублей. Строиться в Почепе собирался, а тут такая перемена жизни.

В общем, чтобы не путать колхозное и личное, договорились с сельмагом, что я сдаю туда аккредитив, а магазин уже по ведомости из колхоза, своих-то у него денег пока нет, платит колхозникам заработанное. Когда в Почепе об этом узнали, были поражены моей глупостью. Но что мне делать, если больше было негде взять? К слову, из тех денег было потрачено всего 17 тысяч, мне их потом вернули, зато самое трудное время мы пережили.

Ну, а первые большие деньги в первое лето заработали на волокне конопли. Выбрали в колхозе самые плодородные сто гектаров, засеяли. Грешен, для этого пришлось отрезать огороды у колхозников, а им дали другую землю. Конопля выросла за два метра высотой. Опять сговорились с колхозниками о повышенных премиальных, причем, именно о деньгах. Выдрали коноплю, замочили, просушили. Отвезли пеньку в райцентр на пенькозавод. И в итоге колхоз сразу получил миллион 430 тысяч- невероятные деньги, вдесятеро больше чем, нарабатывали раньше оба хозяйства за год. Это был шок.

В колхозе работники впервые получили приличные деньги, на всех — почти триста тысяч. Помню, как Халаимов, которого прежде считали за пьяницу, показал себя на пеньке отличным работником. Стоит на крыльце сельмага и машет розовыми 25-рублевками. Он только что купил жене отрез на платье. Кричит во весь голос: «Вот они, денежки!»

Только после этой истории мне и поверили. И как-то сразу обидное прозвище ушло, а стал я, несмотря на молодость, Владимиром Петровичем. К тому же еще в начале апреля мы успели яровизировать и на конных плугах посадить на косогорах самый выгодный, ранний картофель.

Обычную картошку у нас брали почти бесплатно — по 4 копейки за кило, а ранний картофель — уже за тридцать копеек. Всего три года потом пройдет, и наш колхоз начнет ежегодно отгружать через Фрунзенский райпродторг в столовые Кремля по тысяче тонн раннего картофеля. Между прочим, его высокое качество подтвердила на месте специальная лаборатория, которую пригоняли из Москвы.

В первый год я спал не больше четырех часов в сутки: слишком много дел, все хотел сам просчитать, своими глазами увидеть. Как тут не вспомнить, что в красном дипломе моя профессия для нынешнего времени звучит необычно, но очень точно — агроном-организатор. Это значит, все должен знать.

В колхозе сообща мы очистили от лозняка косогоры, и получались отличные луга. Уже спустя год по молоку увеличили удойность на корову вдвое, по зерну и картошке — втрое. За пять лет расплатились с банком и больше ссуд не брали.

Наш колхоз спустя три года по достигнутым показателям стал лучшим в районе. Между прочим, со временем один наш колхоз, переименованный в «Зарю коммунизма» платил налогов больше, чем все остальные почепские колхозы вместе взятые.

Каждый третий из наших колхозников, которых когда-то только бранили, был потом награжден правительственной наградой. Три свинарки получили машины на ВДНХ. Жизнь в деревнях преобразилась. Люди стали возвращаться.

Если в 1959 году в хозяйстве было 370 работников, спустя пять лет — уже пятьсот. На колхозные средства мы построили школу, дом культуры, медпункт, 200 гектаров леса посадили. В лучшие годы наш колхоз производил 6000 тонн картофеля, 4000 тонн зерна, 3000 моркови, 2000 свеклы, 1500 тонн молока, 550 тонн мяса. И все это — с 2200 гектаров посевных площадей.

Меня трижды избирали депутатом Верховного Совета. Первому в районе присвоили звание Героя Социалистического труда. И, кстати сказать, случилось это всего семь лет спустя после той первой памятной ночи в Красной слободке.

Председателем колхоза «Заря коммунизма» я отработал семнадцать лет, и потом шесть лет на должности председателя Почепского райисполкома. Пока я был в районе, колхоз держал планку.
Ну, а то, что позже достигнутые высоты колхоз утратил, — это другая история и другой урок: все в жизни зависит не от денег, а только от воли и таланта людей.
(Записано Ю.Ф. в 2013 году)

 780 Опубликовано: 10.09.2016 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Александр Кондратов: Десять книг для необитаемого острова

Опубликовано 04.03.2019

Про автора: некогда — журналист «Брянского времени», Александр поучился во Франции и, многое преодолев, стал там преподавателем журналистики в  университете.

«Вот только бы успеть…»

Опубликовано 04.01.2017

Монолог Валентина Давыдовича Динабургского. Часть 2

Забытое незабытое

Опубликовано 07.01.2018

Семейные истории, сохраненная память – это то, что, собственно, и отличает нас от животных

Из принципа бедные!

Опубликовано 01.07.2016

Оказывается, можно жить бедно и только радоваться этому! И таких людей немало.

Брянские.РФ © 2021

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску