Воспоминания Семена Шермана: Была война (окончание)

ГлавнаяПрямая речьВоспоминания Семена Шермана: Была война (окончание)

«А однажды я утонул»

В Клетнянском лесу произошло следующее. По соседству оказались три небольших отряда: наша группа, отряды Горбачёва и Денисова. У Денисова была, в основном, бежицкая милиция. Горбачев был до войны директором совхоза «Красный кооператор» в Глинищеве. Он организовал такой отряд из своих и жителей близлежащих деревень. Объединенный отряд так и назывался Горбачёвский. Потом он вошёл в состав 2-й Клетнянской бригады, а под конец сам превратился в самостоятельную бригаду. В составе 2-й Клетнянской отряд потом пережил трагедию на Ипути. И я там чуть утонул.

Это было лето 1943 года. 12 июня. Клетнянские партизаны до того допекли немцев, что деваться некуда было. Немцы взяли воинские части и откуда-то — власовцев. Методично ста¬ли теснить. Бои, бои. Раз прорвались, второй, третий.

У кого-то из командиров что-то не сработало. Другие от боев отряды уклонились. Мы же, куда толкали, туда и шли. Вытеснили нас на луг перед Ипутью, со всех сторон замкнули, всё на ходу, во время боя. Сперва вроде были проводники, которые знали брод. Но во время последнего боя они исчезли. Немцы обстреливают сильно луг, жертвы без конца. Много женщин, детей с обозом — известное дело. Началась паника. Кто во что — и через Ипуть. А за Ипутью — Белорусская земля, Там тоже партизаны… Я тогда уже взвод принял. Надо своих не потерять: «Давайте сюда все. Никуда не девайтесь. На том берегу, вот там собирайтесь!»

Кончилось тем, что моих тут уже и нету. А командир батальона говорит: «Давай, теперь мы. А то ты тут один бродишь». Они с напарником, правда, разделись, сложили всё, и честь честью переплыли. А я, дурак, в военном обмунжировани полез, как есть.

Нырнул. Там небольшое пространство глубоководья. Надо чуть-чуть оттолкнуться. Наверное, утопающие меня схватили — и вниз. Я еще сохранял самообладание: вынырну — дышать. И опять в воду. Но вот всё, сил больше нет.
И утонул.

Очнулся — голова над водой. Меня вынесло на повороте реки на песочек. Тут какая-то партизанка, крупная такая, помогла автомат снять. Я шинель снял, отдал Ане Копчёнко — той, нашей партизанке. Встал и до привала добрёл. Лёг и кончаюсь: меня раздуло. Хорошо, ребята догадались, стали на мне буквально топать. И у меня оттуда пошло. Потом врач выбил зубы, чтобы задышал. В общем, спасли.

Тогда наших много перетопили. Это единственная такая трагическая операция была. По крайней мере, 120 человек погибло. Потом рассказывали: вниз по течению хуторок был. Вылавливали трупы, в том числе комиссара отряда Брука Федора Наумовича. Он до войны учителем был в Городце.

Всякое было. Хоронили. Тяжело и в армии, а в партизанах еще труднее. Я лично нередко сталкивался с человеческими проявлениями, увы, не лучшими. Всякое было. В том числе, скажем, с тем командиром, что настоял, чтобы я остался. Он же меня чуть не расстрелял.

Когда разошлись отряды, около, кажется, деревни Березовичи, немцев не было. Отдохнули, собираемся уходить. У группы только одна лошадка была и возок. А у меня уже был расчёт миномётный. Два человека: Михаил Анциферов и Аня Доронина. Между прочим, потом они стали мужем и женой, её отправили рожать на Большую землю.Выжили. Дети их живы, здоровы. Так вот, Аня и Миша тащат всё на себе: миномёт, снаряды. А я вижу, на возу сидит командир. С ним какая-то деваха. Проходит какое-то время, а ничто не меняется. Я говорю: «Аня, иди, положи лотки с минами на повозку». Миша говорит: «И я положу миномет»
— «Давай.»

Они подошли, положили. Бежит командир взвода Лаврен Харитонов: «Сеня, командир серчает». Я говорю тихо: «А пошел он… Надо же совесть иметь. Аня тащит два лотка мин»… Он утих. Через какое-то время: «Сеня, я не знаю, он рвёт и мечет». Я тогда громко, чтобы все слышали: «А пускай он эту… с воза сбросит».

И вот сцена. Он соскакивает с возка, «кабур» расстёгивает, ещё тот вояка. Все уходят, я остановился. Молодой и горячий был. И я говорю: «Оружие вытаскивают, чтобы оно стреляло». К чему я это говорю. У меня тоже пистолет. Ещё военный сохранился. Я его сохранил. И я думаю: я ещё руку не вытяну, он и выстрелит. Но, наверно, в последнюю минуту у него сработало. Он же меняу другого отряда отвоевал. Как ему отчитываться? И ушёл. А я стою и думаю, что мне делать? Я знал, что по соседству здесь отряд Панасенкова, Туда пойти? Но это же позор. Пошёл по дороге прямо. Гляжу, сидят ребята и ждут меня.

Тот командир плохой был человек. Что тут скажешь? Помню, однажды сам командир отряда Горбачев «горячился на него», приводил его в чувство, как говорится. Случай вышел такой.
Командир отделения Калмыков в деревне познакомился с женщиной и иногда похаживал. Дело — то житейское. Но у него не было пистолета. И он попросил у меня: «Дай мне на часок. С винтухой ходить-то…» И кто-то сказал, или его там в деревне засекли… Сперва его, а потом меня в яму посадили. И кто-то — к Горбачеву. Он это как увидел. Во-первых, сам руку подавал, чтобы вытащить из ямы. Спросил, что случилось? Рассказали. Он Харитонову такую баню устроил! Что, дескать, в этом плохого?

Такие люди встречаются. Армия, партизаны, они откуда? Все из прежней жизни со своим приходят. Вот про антисемитизм говорим. Был у нас в отряде еврейский паренёк Абрам Глаз. По-моему, больше евреев не было. Да и потом, кто «объявляться» будет. Над ним можно было пошутить. Ну, можно было. Но кое-кто избрал Глаза мишенью для издёвок. «Ну, Абрам, ну, Абраша…» Однажды до того это меня задело, что я того же Калмыкова, который со мной в яме сидел, взял за рукав, вывел из землянки и сказал. «Коля, — говорю, — я с этим Петей говорить не хочу, он щенок, он не понимает, а ты понимаешь. Так вот, знай, если ты позволишь себе то, что позволял сегодня, я тебя пристрелю. Я не шучу». Он аж обниматься: «Сеня, да ты что? Ты что, я шутил». «Шутка-то,-говорю, — сволочная» Да.. Всякое бывало…

В отряде я был командиром взвода не всё время. Ходил на все задания. Был рядовым, командиром отделения, потом командир взвода, а напоследок даже политруком роты. Перешла к нам рота полицейских. И меня назначили к ним политруком. Горбачёв Андрей Сергеевич при этом напутствовал: «С ними на операции не ходи. Только здесь. На операции — с другими». Вот так. А потом, конечно, их в армию, когда соединились. Всех в армию отправили.
А меня не пустили. Это сентябрь 1943 года. Попал я вначале со всеми (большинство бежицких было) в Бежицу.
Писарев был у Ромашина 1-м заместителем или начальником штаба. А в последнее до соединения с армией время он командовал всей бригадой. После освобождения Брянска он уже был первым секретарем Брянского райкома партии. Каким-то образом он узнал, что Шермана приспосабливают в Бежицкую газету, я не знаю. Я всё ходил в военкомат Бежиц- кий. «Я,- говорил,- военный человек. Мне надо вернуться в армию». Конечно, я был ранен, контужен. Но хотел на фронт. Они посмотрели: «Нет, приказ другой»…

И вдруг мне передают: Писарев требует, чтобы явился. Добрался на попутных туда. Писарев, правда, не сказать, чтоб сразу точно узнал меня. Спросил, что делаю в Бежице.
— Я ведь с этой группой, с Сельцовской был. Я там завязан, хотят приспособить.
— Откуда у тебя это самое?
— Ну, я стихи когда-то писал, в отряде стенгазету делал.
— Всё. Получаешь приказ. Будешь редактором Брянской районной газеты.
Тогда она называлась «Сталинская правда». Я её возрождал, был редактором с глубокой осени 1943 года до лета 1944 года. Верхом ездил по району, собирал материалы. Знакомо по партизанщине.

А летом 1944 года образовалась Брянская область. Управление Брянским районом перевели в Супонево. Я и там выпустил пару номеров газеты. Но тут меня вызывают в обком партии. Спрашивают, как я стал редактором?
— А так, отвечаю. Александр Тимофеевич Писарев сказал: «Поучишься, посмотришь, как другие, сделаешь.» Газета «Брянский рабочий» тогда городская была. Редактировал Гапонов Павел Афанасьевич. Где сейчас типография, там редакция была. И я у него дней десять, а то и больше сидел в кабинете напротив или рядом и смотрел, что он делает. И пришел к выводу: можно. С его помощью сделал первый номер, второй, и пошло!

Когда образовали область, «Брянский рабочий» перешел в разряд областной газеты. Гапонов потребовал меня к себе и оформил в штат редакции, да сразу зав. отделом по промышленности и транспорту. Потом кем только я не был. И натерпелся. И интересного было много. Сорок лет в «Брянском рабочем» проработал.

Кстати, случай такой был после войны. Как-то приехал приятель мой. И мы поехали в Бабинку, в Клетнянском лесу деревня, посетить старые места. Он решил проверить, как меня помнят. Меня оставил в стороне, а сам пошел в хату. Мы знали, что там живет бывший партизан. Зашёл мой приятель и ему говорит: «Слушай-ка. Не хочешь ли видеть Шермана?» — Тот отвечает: «Какого Шермана? Я такого не знаю» .
— Ну как это ты не знаешь?
— Да такого у нас не было. Не было такого.
— А Шаров?
— Шаров был, помню.
Тут я и не утерпел. Появился. И мы с партизаном обнялись, как старые друзья.
Записала Вера Кривошеева

Справка: Семен Григорьевич Шерман( 1921 0 2016) стал автором самой популярной брянской пьесы «Эхо брянского леса», которая в 60- годы с огромным успехом прошла по нашей стране.

Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

В Брянск приехала киевская труппа

Опубликовано 02.05.2018

Как славно порой перечесть следующие строки из старой брянской газеты

Оксана в ступоре не знает какие ей надеть трусы

Опубликовано 15.07.2016

Опубликованные на нашем сайте «Пирожки» вызвали добрый прием со стороны читателей. Предлагаем вторую партию.

Футбол нашего детства

Опубликовано 15.05.2017

Город — в руинах. У теперешней северной трибуны стадиона «Динамо» стоят орудия, неубранные еще после победного салюта, а на поле стадиона устанавливают футбольные ворота.

Что мы знаем о Куликовской битве

Опубликовано 18.07.2017

Обсуждаем двухтомник о знаменитом сражении нашего земляка, историка Александра Журавля.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску