Семен Шерман: Была война (часть первая)

ГлавнаяПрямая речьСемен Шерман: Была война (часть первая)

Календарь сообщает: август 1941 стал месяцем первых активных действий партизан на Брянщине.

К 75-летию этих событий мы публикуем воспоминания недавно ушедшего из жизни известного брянского журналиста и бывшего партизана Семена Григорьевича Шермана. Воспоминания были подготовлены и впервые вышли в 2010 году в сборнике «Память, говори!», изданным в Брянске небольшим тиражом.
***

Я родился в 1921 году в Белоруссии. Недалеко от Мозыря есть село Юревичи. В 1933 году семья переехала в Минск. Там закончил школу. В следующем году поступил в Москве в областной пединститут. Через месяц- полтора призвали в армию. Это 1939 год был — первый призыв из институтов в армию.

Служил в городе Арзамасе. В 1941 году должен был демобилизоваться и вернуться в институт. Штаб дивизии находился в Горьком (ныне — Нижний Новгород), а часть — в Арзамасе. Дивизию , начиная с конца 1940 года, преобразовали в авиадесантную.
До сих пор в исторической литературе не утихают разговоры: собирался ли Сталин двинуть полки на Европу или нет? Я думаю, собирался.

22 июня у нас должен был быть первый облёт на самолётах. А потом — с парашютами прыгать.
В армии я служил младшим командиром. Закончил полковую школу, стал старшим сержантом, командиром отделения. У нас был хороший командир полка Фроленков. Потом он в генералы вышел. Я вспоминаю о нём потому, что он бережно относился к ребятам, которые имели образование. Меня он запомнил как миномётчика. А миномётов, особенно полковых, тогда мало было. Как-то на учениях стал со мною за наводчика. Командир полка !

Мы находились в летних лагерях. Знаменитые Гороховецкие лагеря, Огромные. Аэродром был километрах в 15-ти. Подняли затемно — и пешим строем на аэродром. В середине пути вдруг нас обгоняют верховые, останавливают колонну, разворачивают.

Война — не война? Вернулись в лагерь. Там митинг: война! Собирать манатки немедленно, готовиться к посадке в эшелон! А меня — к командиру полка.
— Ну, вот что, Шерман. В училище не хотел, мы тебя и так сделаем лейтенантом. Садишься в эшелон с новым подразделением. Миномётная рота. Ты назначен командиром взвода.

Лейтенантом меня, правда, не сделали. Но уже в качестве комвзвода я погрузился в эшелон 22 июня. И через неделю мы были на фронте. А пока мы добирались до фронта неделю из Арзамаса, немцы дошли до Могилева, Минск уже взяли. Мы вступили в бой южнее Могилева, там, где проходило Варшавское шоссе. А параллельно протекала река Сож.

Начало войны произвело впечатление ужасающее. Бестолково всё было. Или это на нашем участке так? Мы там почти весь июль были в бою. С переходами, с отступлениями, с командами противоречивыми, окружениями и прорывами из них. А кончилось большим окружением, из которого мы не прорвались, а «выходили» потом по-разному. В моем миномётном взводе были толковые ребята, мы очень дружно жили и в критические моменты были способны на отчаянные действия.

Вот один эпизод. Свои 82-миллиметровые миномёты батальонные, мины в лотках преимущественно таскали на себе. Тяжёлая ноша! Перед прорывом через Варшавское шоссе я заметил: впереди нас шли артиллеристы, с ними три орудия. Я попросил их командиров: «Давайте, на передок положим миномёты. Ребятам тяжело». Согласились. А во время прорыва куда-то делись артиллеристы, их орудия и наши миномёты. Прорвались, перешли Сож, заняли оборону. И вот командир дивизии решил обойти остатки дивизии. А нас осталось семь человек от всей миномётной роты. Стоим, переводим дыхание.

Подходит командир дивизии со своим окружением.
— Кто такие?
Я рапортую.
— Товарищ полковник, второй взвод миномётной роты шестьсот двадцать четвертого стрелкового полка…
— Миномётчики? — Где миномёты?
— Нету, товарищ полковник, нету…

Он не стал со мной больше разговаривать. «Этих -добудут миномёты — в миномётчики, не добудут -в пехоту.» Приуныли ребята: «Товарищ командир, что будем делать?»
Стали вспоминать. Когда мы прорывались, то перед Варшавским шоссе (осталось в памяти) была масса военного имущества брошенного: лошади, повозки, машины. Не там ли и миномёты? Но, чтобы это узнать, надо опять Сож перейти, потом километров пять до Варшавского шоссе.
И мы решили рискнуть. Пойти и обследовать это место.

Адъютант комдива тоже вызвался с нами пойти, чтобы машину командиру дивизии найти. И вот адъютант с шофёром и нас семь человек очень удачно пробрались к Варшавскому шоссе. А там — бесконечное движение немецкое. Мы впервые поняли, что это сила… Но все-таки находили промежутки в движении из войск и через шоссе проскочили.

Кончилось тем, что мы вернулись через Сож к себе с большим обозом. И с орудиями, и с ранеными. Там их было много, брошенных. Наверное, из санчасти. Раненые, как услышали, что адъютант с его шофёром машину стали заводить,ну и поняли голоса.А ещё не могу не вспомнить: привёл я себе из-за Варшавского шоссе лошадку. Замечательную! Кавалерийскую красавицу, которая вскоре спасла мне жизнь.

Лошадка эта была из состава Ферганской кавалерийской дивизии, которую вслед за нашей стрелковой дивизией прислали на этот участок фронта. Решение это вряд ли было разумным: в лесной местности кавалерии нечего было делать. Ну и расколошматили немцы эту Ферганскую дивизию, её части куда-то подевались, и только обнаруживались такие вот лошадки. Там, за Варшавским шоссе, она, осёдланная, была привязана к дереву и, увидев меня, грустно просящих глаз с меня не спускала. Я не выдержал, отвязал, повёл за собой.

А жизнь вскоре она мне спасла так. Взрывом снаряда меня контузило: скрутило, основательно оглушило. Хотели меня отправить в полевой госпиталь, но я воспротивился. Обстановка была неясная: где что — не разберёшь. И «прикомандировался» я к хозяйству своего батальона: когда можно — отлёживался, а нет — выполнял роль связного, благо, лошадка та была со мной.

На лошадке в один недобрый день отправился я к штабу полка выяснить , почему вдруг оттуда ни слуха ни духа.. Штаб должен был располагаться в маленькой лесной деревушке, километрах в трёх от нашей передовой. Я спокойно туда и направился. Выехал на лесную опушку, увидел хатки, хотел было ускорить бег лошади. А она вдруг заартачилась, забеспокоилась. Гляжу — на крыше первой хатки пулемётчики. Не прячутся, откровенно ждут меня…

Караул! Да это же немцы! Видно, решили, что я спешу к ним сдаваться. Контузия моя ещё хорошо давала о себе знать. Я плохо контролировал себя, оторопел, руки не слушались… И вот тут-то «сказала своё слово» моя лошадка. Что-то почуяв, она остановилась, подалась в сторону, затем резко развернулась — я еле удержался в седле… Немцы открыли огонь из пулемётов, вначале поверх. Продолжения лошадка ждать не стала — стремглав бросилась назад в лес. И вынесла меня живого.

…Ну, возвращаясь к рассказу о доставленном обозе со всяким добром на берегу Сожа, добавлю. Нас встретил командир дивизии, скомандовал: «Всех — к ордену Красной Звезды»! Но время было не для наград. Это всё к чему я рассказываю? Опыт уже появился какой-то. Мы видели немцев, были вблизи — и обманули их, сделали своё дело.

К слову, много лет спустя после войны я вспомнил эту историю. Написал в архив министерства обороны, мол, не сохранилось ли что- нибудь, хотя бы в бумагах? Получил ответ через длительное время: «В списках 624 стрелкового полка 137 стрелковой дивизии на декабрь 1941 года вы не числитесь». А как мог числиться, если получилось так, что с этой дивизией и этим полком я расстался в июле или начале августа?

Ну, а потом сразу — очередное окружение. Были попытки прорваться организованно. А кончилось тем, что поступил такой полуофициальный приказ: пробиваться мелкими группами. А мы уже на Брянщине оказались. Сперва нас человек пять было. А потом мы остались вдвоём. Мы вместе полковую школу кончали, служил со мною учитель сельский из Рязанской области Бияков Володя. Что делать?
Забрели на окраину села одного и переоделись в гражданское. И так, в конце концов, вышли у Десны в Жирятинском районе.
(дается в сокращении)
Записала Вера Кривошеева

Фото: Брянская улица

Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Что было тогда, в Локте?

Опубликовано 11.05.2019

Историк из Брянска рассказала о советских предателях и их помощи фашистам га Брянщине. Теперь ее пытаются уволить

Блин, разбазарился!

Опубликовано 12.02.2017

Наш читатель Сергей Клоков прислал свои иронические опыты по обновлению классики в помощь изучающим литературу.

Спасибо за без сдачи

Опубликовано 11.10.2017

Записи и выписки по  примечательным поводам

Же ребенок!

Опубликовано 29.09.2015

Были мы с Майей на кружке рисования. Нарисовали лошадь, вырезали, прицепили копыта из прищепок, раскрасили фломастером. Потом еще много всего делали.

Брянские.РФ © 2020

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску