Мы даже не догадываемся, какие мы беззаботные на фоне французов

ГлавнаяПрямая речьМы даже не догадываемся, какие мы беззаботные на фоне французов

Мы продолжаем опыты брянско-гренобльских сравнений, благ у нас есть особенный автор. Он утверждает, что работа во Франции — это все. Хорошую работу ищут годами. Недавно было опубликовано исследование, что постоянную высокооплачиваемую работу француз получает лишь в 34 года (?!)

Вспоминается процесс против директора компании «Франс Телеком» Дидье Ломбара. Его обвиняют в создании невыносимых условий сотрудников компании, в результате несколько десятков из них покончили жизнь самоубийством. В Брянске, подобные инциденты, если и случаются, то широкой огласке не придаются. Да и случаются ли? Трагические истории французского «Телекома» хороший повод порассуждать, а что мы готовы отдать за свою работу?

70-летний Ломбар, конечно, отбивается, как может. Французским газетам он рассказывал, что когда в 2005 году он возглавил компанию, то крупнейший сотовый оператор и монополист на рынке фиксированной связи «Франс Телеком» был на грани банкротства. Компания, услугами которой в мире пользуются 90 миллионов человек, была должна всем. Ломбар объявил о введении стратегии «агрессивного менеджмента».

22 из 200 тысяч сотрудников отправили на улицу, остальным объявили, что они будут «трудиться по-новому». Новаторская работа с персоналом строилась в трех направлениях. Во-первых, людей загружали работой больше, чем они могли физически вынести даже, оставаясь до поздней ночи и вкалывая в выходные. Во-вторых, сотрудника, вопреки всякой логике, могли наоборот исключить из рабочего процесса, демонстрируя его полную ненужность. Такой сотрудник приходил на работу, получал зарплату, но ему запрещали что-либо делать, что вызывало законное раздражение коллег. И, в-третьих, сотрудников компании постоянно переводили из города в город, из филиала в филиал, чтобы они не могли осесть на одном месте.

Работники «Телекома» потом жаловались журналистам, что они шли на работу «как на гильотину». Психику людей не спасли ни высокие зарплаты «Франс Телекома», ни щедрые социальные льготы. Директор одного из филиалов выпрыгнул прямо в окно офиса, узнав о сокращении, юрист компании написала маме трогательный мейл, попросив не забывать кормить ее кота и домашнего кролика, а потом бросилась под поезд. За 2008-2009 год таких случаев набралось 35. И зря дедушка Ломбар говорит, что уровень суицида в его компании лишь слегка превышает среднефранцузский (14,7 смертей на 100 000 человек).

Во Франции очень не любят богатых руководителей частных компании, во Франции не любят, когда из человека выжимают все соки сколько бы ему за это не платили. Франция — это страна, где принцип получать удовольствие от жизни практически возведен в статус государственной идеологии. При всем при этом — это Франция страна с самым большим уровнем потребления антидепрессантов в Европе. Здесь депрессия и усталость от работы официально признаны болезнями. То есть, ты приходишь к врачу и говоришь, что ты не можешь спать, потерял аппетит (или, наоборот, слишком много ешь), тебя одолевают плохие мысли и т.д. И вместо того, чтобы весело поглумиться над тобой (как сделал бы любой брянский врач) французский врач даст тебе освобождение от работы на срок от месяца, запретит пользоваться интернетом, отвечать на звонки мобильника и назначит курс антидепрессантов.

В Университете Гренобля, где я работаю, нередко кто-то из коллег таинственно исчезает неожиданно на пару-тройку месяцев с диагнозом «моральное и эмоциональное истощение». И другие преподаватели, которые вынуждены вести в нагрузку его часы не только не злобствуют, а очень даже сочувствуют. В курилках у нас шепотом любят поговорить, что, дескать, «сегодня Бертран, а кто будет следующим?» или «ну, когда же все поймут, что эти нагрузки невозможно выносить»…

История про «Франс Телеком» могла бы служить материалом для советской газетной рубрики «Их нравы». Ну какое, скажете вы, нам, брянцам, дело до суицидальных французов ? Я провел небольшой эксперимент — рассказывал моим брянским друзьям и знакомым про случай «Франс Телекома». Общее мнение: лягушатники с жиру бесятся.

Друг Андрюха поведал мне в ответ свою историю. У них на работе чувака выгнали с работы в строительной фирме и деньги не отдали. Серега не пошел по скользкому пути французов. Приняв стакан, он зашел в офис и двинул директору «прямо в бубен». «Ну, конечно, два года — не сахар, — резюмировал Андрюха (директор получил травму, когда падал), но зато Серега повел себя как мужик, таков наш метод».

Тут я не могу не рассказать историю своего друга Николя. 35 лет, десять из которых он проработал инженером в крупной французской строительной компании с зарплатой в 3500 евро, что неплохо по любым меркам. За эти деньги Николя не знал ни выходных, ни проходных, задерживаясь на работе допоздна. Личной жизни тоже не было, потому что, окончив стройку в одном городе, вся команда тут же переезжала в другой.

Поколесив так по стране десять лет, мой друг однажды сделал то, что сейчас модно называть «дауншифтингом». Он написал заявление об увольнении по собственному желанию, осел в городе Гренобле и стал жить в свое удовольствие. Поменял машину, слетал в Канаду, на Тибет и в Россию. Завел кота и стал налаживать личную жизнь. Ровно через шесть месяцев десятилетние запасы денег кончились.

Николя послал резюме в десятки строительных компаний с географией до 100 километров вокруг Гренобля. Ему никто не ответил. Друга охватило отчаяние. Денег теперь не хватало даже чтобы оплачивать квартиру и заправлять машину. В конце года пришло извещение, что надо заплатить налоги еще с тех, больших зарплат — 1 300 евро за год. В Службе занятости ему предложили мыть подъезды за минимальную зарплату. Он, подумав день и согласился, но за это время место успел занять кто-то другой. Николя впал в депрессию, потому что ужасно сознавать, что ты никому не нужен, да и есть хочется. Год он работал ночами в хлебопекарне за минималку.

И вот однажды он поехал в свою старую компанию и попросился обратно. И случилось чудо — его взяли, потому что во Франции не одни сволочи. Ну, а теперь представьте, что у него могла бы быть жена и семья. Вот он приходит домой и говорит — «дескать, дорогая Мари, дорогие дети, меня сегодня уволили из компании в связи с реорганизацией. По статистике, около 20 000 человек ищут работу в нашем секторе, так что шансов у нас мало. У меня, конечно, год будет пособие по безработице, но его не хватит, чтобы оплачивать наш прекрасный дом, купленный в ипотеку и продать мы его тоже не сможем, потому банк заберет его за долги. Машина наша тоже куплена в кредит, как и мебель и бытовая техника. Все поездки в отпуск отменяются. Так что, родные, мы будем сегодня ночевать на вокзале Монпарнас». Даже не знаю, как тут не повеситься…

А про то, что в Брянске такое невозможно… Ну, во-первых, подобное уже случается сплошь и рядом. Вот недавно узнал, что несколько недель назад покончил с собой молодой IT-специалист брянского филиала крупного федерального банка. Конечно, было объявлено, что к работе это не имеет никакого отношения. Поссорился с родителями, был неуравновешен. Ну, а другая история? Два года назад на рабочем месте покончил с собой высокопоставленный чиновник одного из силовых ведомств в Брянске. После совещания, на котором ему устроили разнос, пошел в ЦУМ, купил веревку бельевую, вернулся в кабинет — раз и готово. Говорят, московская комиссия объяснила случившееся личными неурядицами. Вы можете возразить, что это какие-то единичные случаи, это все же не 35 сотрудников «Франс Телекома». Может быть, откуда мне знать. Просто во Франции есть структуры, защищающие права работников, профсоюзы, общественные организации, от которых про такие случаи становится известно. А у нас это все больше невидимые миру слезы, как тонко подметил классик.

В любом случае мы неумолимо вливаемся в европейскую цивилизацию и невероятно быстро впитываем ее ценности. Скоро западный образ жизни станет и нашей нормой, чтобы тут ни говорила патриотически настроенная публика. А что такое жизнь среднего, например, француза? Это триада «работа-еда-сон» с небольшими перерывами на отдых и рождение детей. Плюс кредиты. Первый берут в 16 лет, чтобы получить хорошее образование в Высшей Школе, потом, чтобы купить машину, ну а ипотечный выплачивают до старости. Зато есть и красивый дом, и хорошая машина, и высокий уровень жизни.

Французы мастера поныть как все у них плохо. При этом, у них и мысли нет искать счастья с другой стране. Наоборот, все почему-то рвутся во Францию и стремятся остаться там всеми силами. Известный немецкий социолог Макс Вебер в одной из книг доказывал, что капитализм мог вырасти только из протестантской веры с почитанием труда, поиском материального счастья в этой жизни, благодаря накоплению и получению прибыли, как деятельностей угодной Господу. Главная идея Вебера — труд в капитализме это форма религиозной практики. Успех или неудача в труде это милость или немилость со стороны высших сил.

Работа во Франции — это все. Есть работа — будет и достаток. Хорошую работу ищут годами. Недавно было опубликовано исследование, что постоянную высокооплачиваемую работу француз получает лишь в 34 года(?!) Конечно, речь идет не о любой работе. Кассир супермаркета будет еле сводить концы с концами и кредит на жилье ему никто не даст. Зато и в петлю за свою минималку он не полезет. Вот так французский человек и крутится. Между прессингом на работе, экономией, хронической усталостью и стрессами, служению компании и оплатой счетов. А что делать? Французы сами говорят, что за все нужно платить в той или иной степени. И за достаток, и за независимость. Зато во Франции нет алкоголиков. Слишком это большая роскошь — запить.

Подавляющее большинство брянцев пока только понаслышке знают, что такое жить в долг и жить ради работы. А философию отношения к работе доступно сформулировал еще в школе мой одноклассник Вова: «Начальником меня не ставят, а подчиненным быть не хочу!». Агрессивный менеджмент, оценка эффективности персонала, тренинги, внутренние рейтинги, ротация персонала и прочие радости продвинутого капитализма нам пока тоже неведомы. Мы, в общем-то, счастливые, пусть небогатые люди, просто, как обычно, про это еще не догадываемся.
Александр КОНДРАТОВ.
Автор — бывший журналист газеты «Брянское Время»,
преподаватель института медиа и коммуникаций университета Гренобля (Франция) — Специально для журнала «Брянские.РФ»

 380 Опубликовано: 30.06.2016 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Епархиальный древлехранитель Александр Перов о неизвестной Брянщине

Опубликовано 28.04.2016

Александр Перов — единственный в области архитектор-реставратор с высшим образованием, заведующий архитектурно-строительным отделом Брянской епархии, директор ООО «Артель».

Почему нашим детям трудно жить

Опубликовано 28.06.2016

В каждой школе есть своя «сословная» пирамидка, в каждом классе есть своя драма, у каждого подростка есть своя личная война.

Тетя, ты красивая! Как пожарная машина!

Опубликовано 20.08.2016

Хорошие родители нередко записывают, что говорят их необыкновенные маленькие дети. А они что только ни говорят, однако! Да вот вам — подборочка.

Кузнецов:18 директоров из 28 прибыли на совещание пьяными

Опубликовано 26.01.2017

Воспоминания Петра Кузнецова: Как говаривал Н. Хрущев, цели ясны, задачи определены — за работу, товарищи!

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску