Кассир Мария Сквознякова о годах оккупации в Клинцах

ГлавнаяПрямая речьКассир Мария Сквознякова о годах оккупации в Клинцах

Можно бы сказать, что в записанных нашим корреспондентом воспоминаниях уроженки Клинцов Марии Андреевны Сквозняковой (Легенько) нет ничего особо примечательного. Если бы не одна деталь.

Об этом времени большинство наших, оказавшихся в таких же обстоятельствах, и еще живых стариков, вообще не хотят ничего говорить.

Вещие сны

В день начала войны 22 июня 1941 года я была в пионерлагере, в десяти километрах от Клинцов. Услышав о начале войны по радио, начальство лагеря разбежалось и нас бросило. Ну, и мы пошли домой пешком, кто куда. Я тогда окончила девять классов, мне было шестнадцать лет. В молодости я ничего не боялась, вот и про войну всерьез не думала. Считала, что мы немцев в течение нескольких дней разобьем, как говорил нарком товарищ Ворошилов.
Мне порой снились странные сны, которые потом сбывались. Вот и в июне сорок первого мне приснилась географическая карта СССР, светящаяся, а по ней с запада ползет страшная черная стрела с надписью «Германия». И вскоре началась война. Через два года был мне еще сон. С крыльца я увидела, над озером шар летит с тремя толстяками. И только много позже узнала, что в эти дни как раз Сталин заключил в Тегеране договор с Черчиллем и Рузвельтом. Странное такое совпадение.

В нашей семье, отец — бухгалтер, было пятеро детей, девочек. Прокорми их, попробуй! Так что в сытости мы никогда не жили. Я девочкой помню голод 34 года, когда мы ели тошнотики из мерзлой картошки, а мама пекла блины из очисток. Меня рвало от этих тошнотиков. Выжили как-то!

А война до Клинцов добралась очень быстро. Наши ушли из города без боя. Его поначалу и не бомбили. Об эвакуации никаких разговоров не велось, не знаю, почему. Наш дом, он и сейчас цел, стоял на выселках у Стодольского озера, у оврага. Это обстоятельство в войну выручило наше семейство. Овраг был рядом, куда мы прятали корову. Немцы корову не забрали, и она спасла нас от голода.

Когда немцы зашли в город, они собрали на площади евреев, тех, кто не успел уйти, и всех расстреляли за городом. Это был ужас. Но человек так устроен, что привыкает ко всему. Тем более что новых зверств учинено не было. И какая-то странная жизнь началась. Война была далеко, надо было как-то жить и что-то есть. Чтобы получить карточку, чтобы не угнали на работу в Германию, я устроилась в какую-то артель, где мы в две смены лепили горшки и вязали маты. Во вторую смену я возвращалась домой в темноте, но нам давали пропуска, чтобы патруль не задержал.

Ночные гости

Помимо немцев в Клинцах стояли итальянские и венгерские части. И вот один итальянец меня приметил случайно, среди прочих выделил. А я была боевая и хорошенькая тогда. Пытался ухаживать, до дома провожать. Ничего неприличного не было. Все уговаривал выйти за него замуж. Обещал в Италию увезти, как только война кончится. Но мама однажды нас двоих увидела, и эти встречи запретила. Да вскоре моего итальянца отправили на фронт. Я ведь поначалу даже на танцы в городской парк ходила. Немцам там появляться было запрещено, а наших ребят было всего ничего, одни девчонки. И вот прилип ко мне парень, противный, наглый, из полицаев. Всё лапал. Я и бросила эти танцы.

Отец при немцах работал в городской управе на какой-то мелкой должности. Как теперь, понимаю, у него была помимо дневной, и еще одна, ночная жизнь. По ночам к нам осторожно стучались ночные гости. О чем они говорили с отцом и что обсуждали, я не знала. И уходили они всегда через черный ход, кустами, к озеру. Но то, что после войны отца не арестовали, как многих, а сразу взяли на работу, причем в военкомат, думаю, говорит многом. Но об этих тайных делах отец ничего так и не рассказал и потом, когда немцев прогнали. И еще был эпизод: в сорок четвертом, после освобождения я заканчивала школу, и меня исключили из комсомола с формулировкой «За плохое поведение при немцах». Отец увидел меня в слезах, расспросил, что и как, сходил в райком, и меня восстановили в комсомоле. Значит, весомый был его голос.

Потом, после войны всех быстро поделили на героев и не героев, в анкетах ввели графу «находился или нет на оккупированной территории», и ответ на этот вопрос многим испортил жизнь. Но ведь на оккупированной территории оказались миллионы и миллионы людей, и это была не их вина, а скорее беда. И им надо было как-то выжить, спасти детей. Как?

У нас был сосед Мущинин. Знаю, что он лично вычеркнул меня из списков для отправки на работу в Германию и тем самым, скорее всего, спас мне жизнь. А своей же племяннице помочь не смог. Ее увези, и сгинула девушка. Этого дядьку, который никому ничего плохого не сделал, в первые дни после освобождения, когда в городе толком и власти никакой не было, расстреляли прямо на улице неизвестные люди. Наверно, он знал что-то опасное для них и мог потом рассказать?

На лодочке

Признаюсь, что читать я никогда не любила, в семье никаких книг не было, одно богатство в семье имелось — медный самовар. Училась я не хуже других, а по математике — вообще отлично. И такой характер — веселая и беспечная. Кавалеров не искала, они меня сами находили. Так и познакомилась в сорок четвертом году с очень славным парнем Ваней Шкондиным. Родом он был с Кубани, а его воинская часть перед отправкой на фронт располагалась в Унече. Ваня мне подарил свою маленькую фотографию. Красивый был, сильный. Летчик. Влюбилась в него без памяти. Я вообще влюбчивая была. А вот только на лодочке по озеру мы с ним и успели всего разик покататься, да поцеловал он меня на прощание. Я так и обмерла. Потом с фронта писал, потом перестал. И мне из части на мой запрос пришел ответ, что геройски погиб летчик Шкондин при выполнении боевого задания. Я замуж-то потом только через пять лет вышла, не могла никак забыть Ваню. Да и сейчас помню.

Жизнь моя так сложилась, что почти всю ее я в Клинцах провела. Кассир в гастрономе на улице Свердлова. Между прочим, начальство меня отмечало: всегда у меня все сходилось в отчетах до копеечки. Никаких богатств не накопила, да и не жалею об этом. Жаль только, что мало где побывала, вот Москвы-столицы нашей так и не повидала.

Записал Ю.Ф

В дополнение к теме
«Немцы оставили Клинцы 20 сентября 1943 года, но еще два дня взвод солдат-факельщиков жег город — дома и промышленные здания, и никто им не мешал. В Клинцах ждали партизан, но те в город не вошли. Пожары в Клинцах были видны за 10 километров. Наши части вошли в город без боя. И, видимо, именно поэтому не появилось „Клинцовских“ подразделений, хотя ранее были присвоены звания „Унечских“ частям, с боями освободившими Унечу. В первые дни после освобождения города от немцев были установлены несколько виселиц, и были совершены публичные казни полицейских, начались самосуды. Призывники развернутых в Клинцах полевых военкоматов, как оставшиеся на оккупированной территории в большей части попали в штрафные батальоны и почти все вскоре погибли под Гомелем при форсировании реки Сож. Им даже не выдали военное обмундирование».
(Из сборника «Клинцовский летописец». 2004 г.)

Довоенное фото: сёстры Муся (слева) и Лида Легенько

 1117 Опубликовано: 13.06.2016 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Солнечный клоун Олег Попов в Брянске

Опубликовано 03.11.2016

Пришло горестное известие о смерти знаменитого клоуна. Мы разыскали старое интервью с ним, подготовленное, когда он в 1976 году выступал в Брянске.

Покаянные письма

Опубликовано 09.12.2017

В развитие споров о непреходящей пользе критики и самокритики

Они смеялись и стреляли в меня, как в зайца на охоте

Опубликовано 29.03.2016

Мы записали и предлагаем воспоминания депутата Брянского горсовета от КПРФ, председателя Брянской организации ветеранов Афганистана Вячеслава Губанова. Инвалид войны, сержант Губанов награжден медалью «За отвагу».

Не расставайтесь надолго

Опубликовано 02.07.2016

Лето, отпуск, приключения! Сексолог Александр Полеев о том, чем заканчиваются курортные романы.

Брянские.РФ © 2020

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску