Светлана Гехтляр: 10 книг с собой, на необитаемый остров

ГлавнаяПрямая речьСветлана Гехтляр: 10 книг с собой, на необитаемый остров

В нашей новой рубрике известные брянцы начинают рассказывать о своих любимых книгах. И первая — знаменитый ревнитель русского языка, профессор БГУ Светлана Гехтляр.

На самом деле любимейших, таких самых-самых, конечно же, много. Но есть у меня все же «первая линия», где каждая — из книг, вступивших в диалог с какой-то вехой жизни, из тех, с которыми, познакомилась и вместе уже пошагали…

1954 год. Появление «Оттепели» Эренбурга

Засветилось окошко новой, послесталинской нашей жизни и литературы. Все знают сегодня, что название этой повести дало имя целой эпохе освобождения от тоталитаризма, но самой повести, на мой взгляд, эта сторона популярности навредила. Кто сейчас ее читает? А ведь она не только о социально актуальных проблемах, но о таких вечных, как искушение ложью и трусостью, о том, что отсутствие таланта, профессионализма только на очень короткий срок можно прикрыть громкими словами об идейности и пользе для народа.

1959 год. Сомерсет Моэм «Подводя итоги»

Это сейчас я понимаю, что 60 лет — еще не «последний срок», не конечный для учета всех «за» и «против» жизни и поступков, которыми автор ставит себе оценки. А тогда, в начале жизни, меня прежде всего поразила в книге сама возможность такой, во весь голос, некомплиментарной самооценки, бесстрашие и красота искренности. Позже я узнала, что эту автобиографию английского писателя и философа сопровождают две взаимоисключающие оценки: одни называют ее «самым искренним из произведений Моэма», другие — «манифестом законченного циника». Снова и снова листая книгу, перечитывать «Подводя итоги» еще интереснее.

1961 год. Чингиз Айтматов«Материнское поле»

Да, 1961-й год, когда так много можно уже было увидеть, узнать «поймать» в магазинах хороших книг, когда на глазах менялся «Новый мир», когда стали появляться переводы Экзюпери, Хемингуэя, новые имена: Василий Гроссман, Виктор Некрасов, Юрий Казаков. И Чингиз Айтматов как одно из них. У Толгонай — страшная, жестокая судьба, огромные потери — и, как единственная альтернатива, неисчерпаемая любовь к земле. К людям. Прочитав, навсегда понимаешь, что никогда уже не сможешь отделить себя от жизни Толгонай, айтматовской героини, запоминаешь навсегда: «… добро не лежит на дороге, его случайно не подберешь. Добру человек у человека учится».

1962 год. Виктор Некрасов «Кира Георгиевна»

Даже точнее знаю дату встречи с писателем («В окопах Сталинграда» прочла позже): это было 5 марта 1962 года. Возвращаюсь из роддома с маленькой дочкой, открываю пришедший без меня свежий номер «Нового мира» и с грустью понимаю: некогда теперь будет читать… Усаживаюсь кормить ребенка -и осеняет: вот оно, время! можно ведь прислонить журнал к цветочной вазе -и читать! Запомнилось горестное замечание наблюдавшей за этим свекрови: «Такого еще не видела…Рушится, видно, мир… Кормить ребенка — и читать…». И первое, что прочла, — повесть «Кира Георгиевна».

Она, действительно, захватывает. Читаешь об успешной женщине-скульпторе, и вдруг ясно понимаешь, как может мстить человеку прошлое, если не было в нем чистоты и искренности. Как при этом даже преодоленные беды молодости (арест мужа, трудности эвакуации) оборачиваются лишь видимостью благополучия.Не все согласны, что книги способны учить. Я эту повесть запомнила как урок.

1965 год. Самуил Маршак «Лирические эпиграммы»

Казалось бы, Маршак был всегда, он приходит, когда еще читают нам, а не мы, приходит со сказками «Двенадцать месяцев», «Кошкин дом», с «Человеком рассеянным»… А тут — ну ладно бы эпиграммы, но как — «лирические»? Малюсенькая, но явно недетская книжка, с прекрасными стихами и гравюрами Д. Бисти, начинающаяся с признания: «Немало книжек выпущено мной, Но все они умчались точно птицы. И я остался автором одной Последней недописанной страницы»…

Чудом успела ухватить в магазине, открыла — и не расстаюсь вот уже 50 лет… Ежеминутно рядом Маршак-философ, живописец, мудрец , воплотивший в четырехстрочные миниатюры беглые, летучие, иногда грустные, но всегда пророческие мысли о жизни, ну хоть бы вот эта: Старайтесь сохранить тепло стыда. Все, что вы в мире любите и чтите Нуждается всегда в его защите Или исчезнуть может без следа.

Или эта: «Все умирает на земле и в море, Но человек суровей осужден: Он должен знать о смертном приговоре, Подписанном, когда он был рожден. Но сознавая жизни быстротечность, Он так живет — наперекор всему, — Как будто жить рассчитывает вечность И этот мир принадлежит ему»…

1966 год. Для меня навсегда это год Юрия Казакова

Случайно купленный сборник «Двое в декабре», чуть позже — «Осень в дубовых лесах». И с тех пор — навсегда высматривание каждой новой публикации.

…Он умер молодым, заброшенным и недооцененным. В последнее десятилетие жизни писал мало и ещё реже печатался. По словам Юрия Нагибина, его «будто нарочно выдерживали в абрамцевской запойной тьме». Это теперь мы ахаем: «новый Бунин!», вздыхаем: «Школа Паустовского», а на деле… Юрий Казаков — один из тех (если бы он один!), кто наша общая запоздалая боль и вина. Писатель открыл нам русский Север, по-новому увидел русскую деревню, а самое главное его художественное открытие, как считает, например, Дмитрий Шеваров, один из сегодняшних продолжателей прекрасной традиции художественной публицистики, — напомнил нам о Доме. «Он впервые после Л. Толстого, — пишет Шеваров, — вернул в нашу литературу тему Отчего Дома как сокровенного космоса русской души»… А еще, добавим, он так искренне и правдиво рассказал нам о глубинных душевных движениях, в которых каждый узнает свои.

1976 год. Юрий Трифонов «Другая жизнь»

Это одна из повестей цикла, неофициально называемого «Московские повести», одно из лучших произведений писателя, мудрого, грустного, зорко видящего в обыденности и мелочах подлинные и вечные коллизии человеческой жизни, едва ли не важнейшая из которых: Человек и Смерть. Уже в самом названии — представление о пограничности человеческого существования, авторское понимание человека как хрупкой, ускользающей субстанции (запоминается трифоновское сопоставление с пылинкой, пляшущей в луче солнечного света). Вся повесть — картина существования на грани, «существования в присутствии смерти». Поэтому, читая, понимаешь взаимозависимость: тонкая грань отделяет не только жизнь от смерти, но и небытие от жизни, ведь жизнь каждого — череда переломных, пограничных моментов. А там?…
Трифонов не устаревает. Возвращаясь к страницам этой повести, каждый раз подпитываешься его энергией противостояния смерти как исчезновению.

1978год. Федор Абрамов «Братья и сестры»

Как Трифонов открывал русскую городскую жизнь 20 века, так Федор Абрамов был из тех, кто положил начало открытию деревенской. Старшее поколение помнит: до появления романов Ф. Абрамова русская колхозная деревня представлялась в литературе как край благополучия, и писатель, выдвинув главное свое требование: необходимо показывать правду, даже если она горька, оставался верен этому принципу в своем творчестве, чего бы это ни стоило.

Объединив в себе четыре романа, цикл, названный «Братья и сестры», — панорама жизни русского военного и послевоенного села, рассказ-притча, наполненная восторгом преклонения и полынной горечью, рассказ о подвиге выращивающих хлеб и особо — о подвиге русской деревенской женщины, про которую кто-то сказал, что «она открыла второй фронт, и был он такой же тяжелый, как и фронт русского мужика».

Только духовно окрепший, повзрослевший читатель способен до конца понять хитросплетения судеб людей, описанных в романах, понять, как тяжело было этим людям: без поддержки родных, без поддержки государства, тотальный контроль и террор, потом — война. Мы рядом с героями от их рождения до смерти, и одна из важнейших мыслей автора: каждый человек достоин лучшей доли, но почти никто из тех, чьи судьбы изучил и описал, не получил и маленького кусочка счастья. Есть ли этому прощение?…

1999-год. Александр Володин «Пять вечеров. Пьеса»

Конечно, пьесы лучше смотреть, чем читать. Но А. Володин романов не писал, когда пьесу ставит театр — на первом плане режиссер и актеры, а притягательность ума и знание жизни этого прекрасного писателя все же на страницах книги. Тем более что его пьесы постоянно переиздаются. Читая «Пять вечеров», как и другие пьесы Володина, вслед за Евтушенко повторяешь : «Людей неинтересных в мире нет!».

Писателю удается показать, как через повседневность могут проступать трагизм и величие человеческой жизни. Рассказывая о встрече через много лет Тамары и Ильина, когда-то любивших друг друга, автор описывает их путь друг к другу через борьбу искренности с неуверенностью и предрассудками. А судить о том, что побеждает, предоставляет читателю. И зрителю, в зависимости от варианта постановки. Пьеса очень много ставилась, в частности, Георгием Товстоноговым в Большом драматическом театре. Есть и кинофильм режиссера Никиты Михалкова.

2010 год. Дмитрий Шеваров «Добрые лица. Книга портретов»

Дмитрий Шеваров — один из самых ярких современных писателей, автор повестей, рассказов, эссе, нескольких книг очерков. Он пишет о доброте и благородстве, о верности своему выбору и памяти — и всегда о хороших людях и событиях. В книге рассказы и очерки о К. Паустовском, В. Астафьеве, Д. Лихачеве, и еще много-много интересного. Как написал в своем отзыве о книге один из читателей: «Автор человек умный и тонкий, и это чувствуется».

 640 Опубликовано: 08.06.2016 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Работа как удовольствие? Бывает и такое!

Опубликовано 07.06.2017

Городская администрация Брянска провела конкурс ремесел под названием «Город мастеров». Наш корреспондент побеседовал с одной из победительниц Галиной Галактионовой.

Захар Прилепин: Последний раз про Савченко

Опубликовано 23.03.2016

22 марта суд приговорил украинку Надежду Савченко к 22 годам за соучастие в убийстве российских журналистов. Писатель Захар Прилепин — о том, закончена ли эта глава современной истории и если да, то что будет написано в следующей.

Дорогие мои учителя. Ч. 1.

Опубликовано 27.05.2017

Воспоминания веселого студента о преподавателях послевоенных лет славного Брянского лесохозяйственного института.

Между Новым годом и Старым

Опубликовано 06.01.2017

Это — заметки о Рождестве талантливой брянской журналистки Юлии Мерзликиной (1975 −2003 годы). Сегодня они выглядят как воспоминания.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску