Епархиальный древлехранитель Александр Перов о неизвестной Брянщине

ГлавнаяПрямая речьЕпархиальный древлехранитель Александр Перов о неизвестной Брянщине

Александр Перов — единственный в области архитектор-реставратор с высшим образованием, заведующий архитектурно-строительным отделом Брянской епархии, директор ООО «Артель».

С недавнего времени я назначен патриархией епархиальным древлехранителем по Брянщине, каковые уже есть и в других регионах. Смысл этого назначения — не только сделать всё возможное и уберечь брянские храмы от дальнейшего разрушения, и обеспечить при их восстановлении исторический и художественный облик. И непонятно, что еще сложнее. При этом надо помнить, что нередко сельские батюшки при восстановлении храмов принимают порой неверные и скорые решения от нужды, а не от нежелания увидеть красоту.

Было время, в области возник интерес к реставрации церковных памятников, но сейчас, возможно, из кризиса опять затишье. Практически в области всерьез идет реставрация только двух объектов — собора в Свенском монастыре и церкви в Красном Рогу. Остальное всё — мелочи, переделки. Частный бизнес не проявляет интереса к этим объектам, даже удивительно.

В области зафиксировано 111 храмов, в том числе и руинированных — объектов культуры, которые уже поставлены на охрану. Но мы еще не все изучили: и предполагаем, что таковых должно быть около 180. Для сравнения: до революции в регионе было более 600 храмов.

Один из моих учителей сказал: Истинный реставратор должен понять здание, и тогда оно само расскажет, как ему помочь. В молодости думал, что это только красивые слова, но нет, они оказались очень правдивыми. С холодным сердцем в реставрацию идти нет смысла, ничего не получится.

Мы с женой Светланой в леса ушли в начале девяностых, в буквальном смысле. Это когда реставраторской работой в Великом Новгороде было прожить нельзя, а работать за деньги, но без радости мы не захотели. И вот купили домик, завели корову, кур, посадили картошку. Дочки были маленькие, и всего нам тогда хватало. Так несколько лет прожили, и это было прекрасное время осознания себя и своего предназначения.

В Брянск заниматься реставрацией нас позвали сокурсники Скачковы. Мы и приехали. Тогда в области я был единственный архитектор-реставратор, сегодня нас уже больше. Доморощенный коллектив ООО «Артель» является правообладателем лицензии министерства культуры РФ на осуществление проектной, исследовательской и ремонтно-реставрационной деятельности на объектах культурного наследия. Очень много дел. До 45 лет я и по ночам толком не спал, не хватало светового дня, чтобы все успеть.

Иногда на меня тоска находит, что старинную улицу Урицкого в Брянске сокрушили, территория Арсенала «бомжует», что старый аэропорт из жадности собираются застраивать домами-коробками — еще один спальный район будет, а где красота? Брянск — город небольшой, со своим лицом, но зачем же губить его собственными руками? Нам говорят: спроектируйте храм в микрорайоне. А каково будет этому храму в окружении бездушных клонированных зданий?
Частенько закрадывается мысль опять «убежать в лес», внутренний голос останавливает, не поправленные пока храмы и старые улочки без присмотра останутся. Мы еще многое можем сделать, тем паче к храмам сегодня обращено внимание!

Сейчас одновременно ведем около 20 объектов. За неделю по области порой больше тысячи километров на машине наезжаю. С проектированием новых храмов туговато обстоят дела, обычно мы чужие, старые грехи поправляем. Вот в Алешне (Дубровский район) люди со стороны храм наспех восстановили, но пришел новый батюшка и заметил, что навершие никак храму не соответствует. И вот ломали головы, что сделать, как исправить! Ведь у каждого старого храма есть свое лицо, надо только суметь его увидеть.

Более десяти лет преподаю в Брянском строительном техникуме, а с недавних пор и в БГИТА(У). Бывшие ученики становятся моими коллегами теперь со мной работают. Двое «старожилов» из них, как и я являемся членами «Союза реставраторов России». Но как же редки творческие, работящие ребята! Обычно не больше одного-двух на группу и то не каждый год. У остальных же лишь одно желание — ничего не делая получать хорошие оценки. Когда-то мой дед сказал, что жалость нормального человека унижает. Слишком часто у нас напирают на жалость те, кто дела не знает, ни учиться, ни работать не хочет. А чего их тогда жалеть?

Постижению красоты надо учить примерно так, как учат детей арифметике. Но вот проблема — чему ребенок может научиться, если он живет в типовом микрорайоне, стандартном доме со скучным двором? Где тут место для воображения? Я когда-то спроектировал необыкновенный детский сад из домиков — разноцветных кубиков, а в центре — вросшее в землю колесо обозрения. Нет, построить его не удалось. Но я убежден: люди должны жить на земле прохаживаясь по росе, в собственном доме, и тогда многие проблемы решатся. Для России, где земли без счета, это вполне реально.

Помню, в Великом Новгороде при архитектурно-реставрационных мастерских работало несколько искусствоведов в области архитектурного наследия. У каждого — по две-три книги выходило за год, а у нас — ни одного, хотя масса интереснейших зданий и примечательных мест. Между тем остро нужны технологи, знающие, как строили старые здания, инженеры по реставрации, но где их взять? Пока могу назвать из местных строителей реставраторов только инженера Андрея Якубо, мы с ним поняли друг друга при воссоздании руинированного храма в честь великомучеников Антония и Феодосия Печерских в Свенском монастыре.

Другая история — долго мы убеждали руководителя Брянского землячества в Москве Виктора Михайловича Тимощенко, — он решил на родине в селе Белогорщь Унечского района храм построить, — что надо строить комплекс, в привязке на месте, чтобы все было красиво. И рады, что это удалось.
Пусть для новых зданий, если заказчик согласен, применяют новые технологии, а для старых — надо делать все по-старому, только это и есть реставрация.

Помню, на курсах по реставрации в Москве перед нами выступал знаменитый искусствовед Марочкин. В стоптанных кроссовках, неказистый такой дядька, но о старых зданиях говорил так, как не всякий поэт в стихах скажет о любимой женщине. Одно слово, — наш брат, реставратор!

Радетелей строительства храмов захлестывает азарт: быстрее, больше! Порой мы очень торопимся при строительстве храмов, если быстро, но наверно, можно построить и дешевле, но если все делать, соблюдая исторические примеры, надо будет вдвое больше, но и работа будет качественной. Ведь в каждом случае работа на таких объектах — штучная, здесь надо делать правильно, а это не может быть быстро. С недавних пор частью умов из лучших побуждений овладела идея газифицировать и теплофицировать старые храмы. И дело не только в том, что искажается первичный образ. Не случайно в старину храмы делились на большие летние и маленькие зимние. Или же зимой, в холод вели службу в выделенном приделе, который только и отапливали. Надо же думать сразу, а за счет чего обычно небогатая сельская община будет платить за эти газ и тепло? Мы бьёмся, говорим, где можно, об этом. Но пока нас не слышат.

Обездоленность брянской церковной архитектуры меня сильно волнует. От епархии мы, насколько наших сил хватает, обеспечиваем надзор. Но объектов одновременно ремонтируется, строится много. И порой слишком много торопливости в деле, где она совершенно неуместна. Кое-где пытаются строить новые храмы из силикатного кирпича, пеноблока хотя это, безусловно, неверный путь. Будь моя воля, я бы вообще закрыл наш силикатный завод, прошло его время. Еще одна беда для новых храмов — нехватка вкуса у заказчика — спонсора объекта. Эдак, скоро их пластиковым сайдингом начнут отделывать, и непременно найдутся «эксперты», которые скажут, что и это красиво.

Мне недавно исполнилось пятьдесят. И поразмыслив над своими зрелыми годами, я понял, что все не так плохо. Есть интересное дело, молодые соратники — реставраторы рядом подрастают, а еще есть жена — друг, товарищ, дочки — красавицы и умницы. Наверно, все это и есть счастье здесь и сегодня!

Мечтаю о проекте воссоздания фрагмента старой деревянной крепости с башнями и разворотным мостом через судок к Покровской горе да и «Рождественская гора» давно заслужила иной участи. Мне верится, что это вполне реальное дело. И это только один из огромного количества сюжетов. А то ведь Брянск сегодня, как лоскутное одеяло. Надо крепко исхитриться, чтобы суметь показать гостю, какой он был, наш старый город.

Храм — душа места. В старину за редким исключением для храмов, тем более сельских выбирали самые лучшие, особенные места. Вот почему при реставрации так важно ничего не испортить и не нарушить. Даже форма главки есть образ божественный, энергетический и вдохновляющий. Входишь в храм и ощущаешь благодать.

Взять Ляличи. Денег туда вбухано немеряно, но общей идеи, как потом использовать объект, до сих пор нет. В моем представлении, полностью усадьбу Завадовского восстанавливать не по силам , да и не возможно. Часть комплекса надо просто покрыть стеклянным навесом и показывать, как руину, а остальное восстанавливать, привлекая волонтеров. И создавать место культурного роста. А начать хотя бы со знаменитой оранжереи, в прошлом году был дипломный проект ее восстановления с приспособлением подготовили.

В области есть совершенно невероятные по красоте и исполнению храмы, например, церковь в Творишичах под Жирятиным, устроенная помещицей Безобразовой без купола: она потеряла мужа — морского офицера, потеряла главу семьи и в память о нём построила удивительную церковь, со скульптурами, внутри высокая балюстрада похожая на капитанский мостик. Так вот деятелям культуры, власти надо сообща думать и решать, как включить подобные объекты в общий культурный контекст, туристические маршруты. И это очень большая, серьезная работа. Есть примеры: деревня почти умерла, в ней живет несколько человек, и здесь же храм, пусть и полуразрушенный с невероятной историей. Вот бы его и включить в некое культурное кольцо для осмотра. Ведь известным Золотым кольцом не исчерпывается Россия.

Говорят по невежеству, что наша область бедна памятниками, но это совершенно не так. Мы имеем дело пока с практически неизвестной для широкой публики Брянщиной. Давайте сообща восстанавливать наследие наших предков!
Записал Юрий ФАЕВ

 906 Опубликовано: 28.04.2016 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

На галстуки попросили принести в школу по 170 рублей

Опубликовано 27.05.2016

Сына приняли в «Ровесники». Так называется средняя, соответственно возрасту, «ступень» детской общественной организации «М.И.Р.». Мудреная аббревиатура в ее названии расшифровывается не менее неожиданно — «Молодость. Инициатива. Развитие».

На работу я ходила за 15 километров

Опубликовано 29.08.2016

Екатерина Гавриловна Максимцева — старожил города Сельцо. Ей — за девяносто. Старается держать себя в форме, стойко переносит недуги, поет песни своей молодости и любит телепередачу «Давай поженимся!»

Солидарность русских мужчин несокрушима

Опубликовано 07.09.2015

Финская журналистка Анна-Лена Лаурен выпустила книгу о России под названием «У них что-то с головой, у этих русских».

Писательница Татьяна Толстая о том, куда катится наш мир

Опубликовано 05.02.2017

Мы ищем и находим для вас самые разные высказывания умных людей. Язвительная Толстая безусловно умна.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску