Лашинские колокола

ГлавнаяПрямая речьЛашинские колокола

ОТ РЕДАКЦИИ. Редко, но так бывает: прошлое удается вернуть. В память о своем друге Юле Мерзликиной журналист Александр Кондратов тщательно собрал и издал во Франции, где ныне живет, книгу.

Юля Мерзликина (1975–2004) прожила недолгую, но яркую жизнь. Она всегда отличалась независимым, страстным характером и в жизни, и в творчестве. Ее очерки, некогда опубликованные в газете «Брянское время» — впечатляющие свидетельства непростой брянской жизни на переломе столетий. Один из очерков Мерзликиной, в сокращении, мы публикуем сегодня.

«А когда церкви звонят — это они Богу говорят?» — мальчик напрягает голос, стараясь перекричать металлическое многоголосье. Они с отцом остановились послушать прямо под самой колокольней. «А про меня скажут?» Кажется, отец ответил каким-то беспросветным монологом. А я вот перестала сомневаться, надо ли писать про все это: про новые колокола Спасо-Гробовской церкви и про памятный народу морг, про предпринимателей и священников, про звонарей и иконописцев, про длинную и короткую память.

Юлия Мерзликина (фото Алексея Володина)

Юлия Мерзликина (фото Алексея Володина)

Перед самым Рождеством в Спасо-Гробовской церкви появились колокола. Три больших и четыре маленьких. И даже атеистичные врачи санэпиднадзора накидывали пальто и выскакивали посмотреть, как кран поднимает на звонницу 250-килограммовые громадины, а серьезные, совершенно светские люди несут на руках маленькие колокольцы с нехарактерным для серьезных людей благоговением.

Вечером по городу неслось это странное словосочетание: «лашинские колокола». «Почему лашинские-то?» — «Да герой или святой такой у красной церкви возле гостиницы». И была это главная новость дня. А колокола ведь и вправду лашинские. На них даже написано это такими буквами, как всегда на колоколах писали. Рядом с именами патриарха нынешнего и архиепископа — имя дарителя. Он, между прочим, Владимир Ильич. На этих колоколах восславлена и семья дарителя. И еще каждый рабочий в церкви знает теперь такое название: фирма «Комфорт».

У этой строительной фирмы есть одна клиентка, которая поет здесь в церковном хоре. Прошлой осенью настоятель храма и его помощники пошли по организациям просить пожертвования. И клиентка «Комфорта» совершенно естественно отправилась за тем же в знакомую фирму. Почти везде отказали, а она вот договорилась. Так и познакомились предприниматели и иерей Павел.

Они встретились осенью в Спасо-Гробовской церкви. Управляющий делами фирмы Алексей Степаненко до сих пор не может забыть этой беседы, так красноречив был настоятель храма. Они услышали про волны, которые не воспринимает мозг, но чувствует душа, про звон, ионизирующий воздух, даже про уменьшающуюся вокруг радиацию и чудесные колокольные исцеления. Пятнадцать сотрудников фирмы приняли участие в делах колокольных. Деньги были преимущественно личные — Владимир Ильич Лашин платил валютой. Дальше священники должны были разобраться сами.

Отправились они в ярославский город Тутаев. Тутаевским уже заказывали в этом году один колокол для Дятькова: и звон неплох, и затраты не так велики.

А когда колокола прибыли, фирма пригнала свой подъемный кран, все участники оделись к торжеству. Их повели общаться к владыке. Они были счастливы. Нет, в самом деле счастливы — вот сам Алексей приходит в восторг каждый раз, когда рядом с его домом начинается этот перезвон. И даже его кошка слушает музыку металла как-то внимательно.

И скоро в фирме поняли еще одну вещь: благодарение — это не одно только чистосердечное «спасибо». Это буквально — дарение ответного блага, вполне мирского и конкретного. У фирмы неожиданно кончилась тротуарная плитка. Кончилась она, к примеру, в пятницу, а новый корпус БГТУ нужно было представить комиссии уже в понедельник. Что делать? Заказывать некогда. А возле Спасо-Гробовской такая же лежит под пленкой стопками — ждет весны. Конечно, отец Павел не против. Пусть берут, раз надо. И выручил. И еще подобное пару раз случалось. Спасал без разговоров.

У какого брянца ни спроси: «А стара ли красная церковь возле гостиницы?» — обязательно скажет, что, наверно, самая старая: потому что вон кирпич какой и вон стиль какой — 17 век, не позже. А этому зданию еще и века нет! Это просто псевдорусский стиль.

Зато само место, конечно, легендарное. Именно сюда приехали из Чернигова однажды сразу 11 епископов! Шел 1275 год, и центр духовного правления — город Чернигов рушили монголы. Вот священнослужители и перебрались в собор Святого Петра в Петровском монастыре — он как раз на этой горке располагался. И сделали собор кафедральным, то есть самым главным. Первым брянским епископом стал Нафанаил. Его и хоронили тут же. А потом хоронили епископа Нектария. А потом над их могилами построили деревянную церковь — Спас, Что На Гробах Владык. Узнаете созвучие? А потом — еще одну, каменную.

К началу XX века церковь обветшала необычайно, вот-вот завалится. И тем пугала знаменитого мецената Павла Могилевцева, усадьба которого находилась под боком, и который был церковным старостой. И выстроили новый храм по проекту самого Лебедева, звезды тогдашней брянской архитектуры. Так пишут в краеведческих книжках. А в 1929 году Спасо-Гробовская церковь закрывается. Религия в опале. Цветмет нужен молодой республике. От нарядного и даже веселенького здания новые люди оставляют только шатер — все пять маковок и колокольню сшибают безжалостно.

А дальше? А дальше память народную отшибает начисто. В городском и областном архивах, в книжках, в краеведческом музее — где ни спроси, понятия не имеют, что тут было потом.

Как только в 44 году образовалась Брянская область, медслужба милиции и экспертиза как раз тут и разместились. В общем, областной морг. Потом морг потеснили: в боковую дверцу продолжали заносить трупы, а в центральную иногда входили группы живых граждан и, минуя разные таинственные загородки, поднимались на лекции в областной Дом санитарного просвещения. Там их учили мыть руки перед едой и показывали красивые плакаты. Там, на верхних этажах, трудились врачи-методисты, оформители и фотографы.

В 69-м санпрос съехал, и областное бюро судмедэкспертизы осталось там одно-одинешенько. В бывшей церкви было холодно, телогрейки носили почти круглый год. Нынешний начальник судмедэкспертизы Анатолий Добряков стал пробивать для бюро новое помещение. Упирал он в разговорах с начальством, конечно, не на греховность, а все больше на условия труда и несоответствие санитарным нормам. Тогда и решилась партия на обмен — бюро и Дом занимательных наук поменяли местами. Так что в год Московской олимпиады морг переместился в онкодиспансер, бюро — на улицу Октябрьскую, а над входом в красный мрачноватый дом появилась табличка: «Добро пожаловать»

Поначалу брянский народ вздрагивал, потом привык. Туда стали приходить отряды пионеров и потешаться над говорящим и шевелящимся роботом у входа. Им показывали забавные физико-химические опыты и даже не говорили, что Бога нет, — они и так это знали. А в это время известный архитектор Василий Городков тратил тысячи нервных клеток, пробивая проект восстановления утраченных куполов и колокольни. И пробил. И однажды все увидели это брянское чудо — Спасо-Гробовскую церковь в лучах пурпурного заката.

В церковь вошел новый молодой хозяин — иерей Павел, прошедший только-только трехмесячную практику в Воскресенском храме. И ужаснулся. И стали священники и прихожане работать тут целыми днями: ломали перегородки, мели, чистили стены. На Рождество 93-го отслужили первую божественную литургию. Свечки ставили в песок. Иконы прислоняли к окнам и стенам. Врата и иконостас были фанерными. Стены выкрашены голубенькой краской.

Только под самым куполом отец молодого настоятеля нашел следы прежней живописи. И восстановил все это — ему не впервой. Дело в том, что Чекалин-старший был иконописцем. В светской-то, советской жизни Сергей Чекалин был художником-оформителем БМЗ. Но только верующим. Ездил писать и восстанавливать иконы по всей России. Или просто писал и дарил друзьям. В Спасо-Гробовской церкви тоже всё он расписал. Сколько успел. Жаль, не дожил до звона колоколов.

Колокола — это все-таки здорово. Особенно если их много. Три больших с одной стороны и четыре маленьких — с другой. На балках из мореного дуба. К колокольным языкам привязаны веревки. Сейчас церковный работник Саша возьмет их в две горсти и дернет. Большую сторону два раза, маленькую — один. И несколько раз повторит. И начнется утренняя служба. Но это, говорят, неинтересно. Вот когда два звонаря задают праздничный гул — это вещь!

Саша прогоняет с колокольни посторонних, потому что боится сбиться с ритма, и умоляет звонарем его ни в коем случае не называть. Звонари вон учатся годами, а он просто попросил, и ему позволили. Надо бы, конечно, в Москву отправлять учиться, но для этого нужны деньги. Поэтому ограничиваются брошюрками — этаким самоучителем игры на колоколах и каталогом звонов, в которых все вполне сносно объясняется.

Забираться на колокольню — одно удовольствие. Винтовая лестница узенькая. Дверка почти как люк в подводной лодке. А и зачем больше? Это ж не парадный подъезд.

Мы ударили один разок в колокол посреди дня. «А это можно делать просто так?» — сперва испугалась я. «Это для вас, послушайте. Плохо же от этого не будет никому». Звонить и впрямь нетрудно, если не волноваться.

Говорят, у колокола гарантия в две Пасхи. То есть два года подряд колокол должен прозвонить в Пасху по многу часов. Тогда — все хорошо. А если не выдержит — можно, конечно, залить трещину, но звук испортится. И тогда лучше отлить новый из бракованного.

Колокола, как заметил малыш в начале моего очерка, — это передатчики. Непосредственно в вечность. Ты можешь изводить себя, пытаясь попасть в историю. А можешь однажды решиться на что — то, казалось бы, совершенно нелогичное — и история найдет тебя сама.

***

Не прошло и двух недель с первого звона лашинских колоколов — и Владимира Ильича Лашина не стало. Ему было чуть за сорок…

Теперь, даже когда сменится отец Павел, когда вообще многое переменится, в этом храме каждый священник обязан будет поминать в молитвах Владимира Лашина и молиться за его семью. Таков закон. И таков получается способ удержаться здесь, среди людей, что бы ни случилось.

Юлия МЕРЗЛИКИНА
2000 год

 1023 Опубликовано: 06.10.2015 | Рубрики: Прямая речь | Метки: , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Покаянные письма

Опубликовано 09.12.2017

В развитие споров о непреходящей пользе критики и самокритики

Обменять Савченко надо было обязательно

Опубликовано 25.05.2016

Владимир Познер: Меня просят высказаться по поводу обмена Надежды Савченко на Евгения Ерофеева и Александра Александрова.

Грин, как лекарство детям при болезни

Опубликовано 10.11.2017

 Юрий Фаев: Случайно попался на глаза замечательный текст Дмитрия Быкова.  Право, унылым ноябрем что пользительнее чтения Грина?

Футбол изменил всю мою жизнь

Опубликовано 22.08.2016

Закончил карьеру футболиста один из самых известных брянских динамовцев, капитан команды, 37-летний Александр Фомичев.

Брянские.РФ © 2018

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску