Страсти непрактичности

ГлавнаяИсторииСтрасти непрактичности

Мечта не делать ничего и жить на ренту в России — крайне навязчива. Чем это обычно заканчивается, убедительно рассказывает русская литература.

В «Войне и мире» Льва Толстого половина героев-дворян — на грани банкротства. Расстроены дела графской семьи Ростовых, княжеского рода Курагиных, лишен состояния Долохов, бедствуют княгиня Анна Михайловна Друбецкая и ее сын Борис. Почти все живут не по средствам. Никакого желания строже контролировать управление имениями. Ни малейшего намека на то, чтобы сократить долги, ужав потребление.
Думать о деньгах — на грани постыдного: Анна Михайловна плачет, оттого что ей приходится заниматься таким низким предметом — деньгами. Князь Василий Курагин сетует, что Анатоль обходится ему в 40 тыс. в год, но не урезает его расходы. Пьер Безухов, чей годовой доход — 500 тыс. руб., не знает, как расходятся 100 тыс. из них, и почти каждый год вынужден занимать. Когда граф Ростов перезакладывает имения, посылают за свежей земляникой и ананасами, сын Николушка тут же заводит собственного рысака, самые модные сапоги и рейтузы, «каких ни у кого нет в Москве», и с легкостью проигрывает 40 тыс. за одну ночь («с кем не случалось»).
Сам Илья Андреевич в имении в Отрадном принимает «почти всю губернию, с охотами, с театрами, с обедами и музыкантами». Сколько у него долгов, не знает. Как-то раз Николай по просьбе матери пытается проверить вороватого управляющего, но не может разобраться в книгах и, «не вступаясь более ни в какие дела, со страстным увлечением» занимается псовой охотой, «которая в больших размерах была заведена у старого графа».
Свои финансовые проблемы дворяне пытаются решать, в основном, через брачные союзы строго в своем кругу. Ростовы рассчитывают выдать дочь Наташу за обладающего состоянием князя Андрея Болконского, а когда их свадьба расстраивается — женить сына Николая на княжне Марье, к которой до того сватался сын князя Василия Курагина Анатоль. Дочь Елену князь Василий отдает за состоятельного Пьера Безухова. О межклассовых мезальянсах речь не идет. Не только из идейных соображений. На весь роман один неродовитый герой при деньгах — это купец Ферапонтов, который нажил «дом, постоялый двор и лавку в губернии» с подачи управляющего Болконских.
Идет время. И в «Вешних водах» Ивана Тургенева русский дворянин летом 1840 года приезжает во Франкфурт, где знакомится с дочерью владелицы кондитерской. Влюбившись, желает жениться, а меркантильная семейка тут же начинает стрясать с него инвестиции в модернизацию заведения. Вложениями делу не поможешь, но герой молод, глуп и готов распрощаться со своим единственным имением. Имение продается срочно, по случаю и без пересчета крестьян, то есть заведомо со скидкой. Наверное, в спокойной обстановке можно было бы выручить не меньше 600 руб. за душу, а он готов — за 500.
Да, во времена крепостного права имения торговались в пересчете на одного крестьянина. Ничего удивительного. Крепостные крестьяне — это рабы, а рабы — это основные средства, самые что ни на есть материальные активы, числящиеся на балансе, как какое-нибудь оборудование.
Отличная статистика по стоимости крепостных имеется в «Мертвых душах» Николая Гоголя. Действие происходит в 1830-х годах. Чичиков, скупая мертвые души, предлагает Коробочке 15 руб. (ассигнациями) за «осьмнадцать человек», с Собакевичем сходится на двух рублях с полтиной, а Плюшкина уламывает на 25 копеек за душу. Для простоты предположим, что в среднем он мог бы их купить по рублю. Этот аферист догадался использовать приобретенные души в качестве залога и получить кредит, кредит не возвращать, а залог оставить кредитной организации. Рассчитывает на 200 руб. за душу, то есть на отдачу на инвестиции в 200 раз. Если залоговая цена души 200 руб., а залоговая цена — это половина, максимум 75% рыночной стоимости актива, то средняя рыночная цена живой души — рублей 300.
Имение, состоящее из крепостных, земельных угодий, скота, хозяйственных построек, барского дома, примитивной техники и оборотного капитала типа посевного фонда, стоит, как мы прикинули, около 600 руб. ассигнациями из расчета за душу. Получается, что крестьяне — это около половины цены имения, а земля по стоимости на втором месте.
Итак, крепостные — основной актив помещичьего хозяйства. Это в какой-то мере объясняет, почему ситуация с долгами помещиков начинает резко ухудшаться после освобождения крепостных крестьян в 1861 году. За крестьян они получили от государства выкуп в размере 902 млн руб. (для сравнения: весь бюджет Российской Империи на 1862 год составлял 311 млн руб.). На момент реформы 1861 года в России насчитывалось около 9 млн частновладельческих крестьян, таким образом, один крестьянин был оценен примерно в 100 руб. Но это другие рубли, серебряные. Согласно денежной реформе 1839 года, рубль серебром приравнивался к 3,5 рубля ассигнационного. Таким образом, в ассигнациях крепостного оценили в 350 рублей, что примерно совпадает с нашей прикидкой.
Для самих крестьян освобождение было не бесплатным — они были должны осуществлять выкупные платежи государству. Выкуп финансировался за счет иностранных займов и податей и лег непомерным бременем на бюджет страны, обескровленной Крымской войной. На руки помещики получили около двух третей: из выкупных денег 316 млн было зачтено в уплату помещичьих долгов банкам.
Благородное сословие не было приучено мыслить экономическими категориями и расценило выкупную сумму как материальную компенсацию за нанесенный ему моральный урон, а не как стартовый капитал… Дворянство не стало вкладывать полученные деньги в обустройство России, а предпочло расточительно потребить их за ее пределами. Многие дворянские семьи, которые получили крупные суммы, стали их «проживать» — жить на широкую ногу в Москве или Петербурге или путешествовать по миру. Герой сатирической хроники Николая Лескова «Смех и горе» 1871 года на старости лет постоянно живет за границей и, по его собственному выражению, «проедает» там свои выкупные свидетельства.
В романе Боборыкина «Китай-город» дворянско-купеческая Москва 1870-х годов — город бума. Дворяне разоряются, но работать не хотят. Обанкротившийся отставной генерал Долгушин, совсем в нищете, вынужден пойти акцизным надзирателем на табачную фабрику. К тем, кто деньгами не сорит, отношение настороженное. В пьесе Александра Островского «Дикарка» 1880 года в свое поместье возвращается из-за границы Александр Львович Ашметьев. Когда его просят выступить перед съездом сельских хозяев — рассказать об иностранном опыте увеличения доходности имений, отнекивается: «Я человек дореформенный, я учился за границей только изящно проживать деньги». А вскоре почти даром отдает рощу.
В комедии «Бешеные деньги» (1870) Островский выводит московских дворян, которым разорения уже не избежать. Надежда Антоновна Чебоксарова полагает, что «состояние можно только получить по наследству, да еще при большом счастье выиграть в карты». Дочь ее Лидия денег не считает: «Я никогда не знала, что значит дорого, что дешево, я всегда считала все это жалким, мещанским, копеечным расчетом ». В город приезжает молодой провинциальный купец Васильков. У него за душой «три лесные дачи при имении, что может составить тысяч пятьдесят», с которыми в Москве можно иметь на сто тысяч кредита. Васильков выкупает имение Чебоксаровых на залоговом аукционе, женится на Лидии, покрывает долги семьи, при этом спасенное от нищеты семейство обращается со своим благодетелем неуважительно — у того манер нет.
Пренебрежительное отношение дворянства к купцам типично для того времени. Другой герой «Бешеных денег», «неслужащий дворянин лет сорока» Иван Телятев, полностью разорен: «должен тысяч до трехсот», у него все отобрано кредиторами и единственная собственность — халат, но он не боится голодной смерти, потому как полагает, что дворяне и без копейки будут иметь и почет, и кредит: «Долго еще каждый купчик будет за счастье считать, что мы ужинаем и пьем шампанское на его счет».
Этому придет конец быстрее, чем рассчитывает Телятев. Например, в комедии Чехова «Вишневый сад», действие которого происходит не позднее 1903 года, купец Лопахин, выкупивший на аукционе имение Раневской, на ее дочери уже не женится, хотя имеет все шансы. Время изменилось!

«Деньги»

 827 Опубликовано: 11.09.2015 | Рубрики: Истории | Метки: ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Я написал книгу…

Опубликовано 05.07.2019

 Маленькая книжечка Альберта Карташова как пример книжных перемен в Брянске

Ни друзей, ни девушки, ни работы

Опубликовано 20.12.2016

Реальная жизнь администратора «групп смерти» Филиппа Лиса.

Богатые тоже писиют

Опубликовано 17.12.2016

Письмо нашей читательницы о том, как ее занесло в гости к старым знакомым, простым брянским олигархам.

… И час — на Брянск

Опубликовано 23.11.2016

Недавно москвичи предложили поработать мне на брянском направлении. Но, поворошив программу, … отказался.

Брянские.РФ © 2021

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску