Зачем Домна Комарова давала в Москве взятки яблоками

ГлавнаяИсторииЗачем Домна Комарова давала в Москве взятки яблоками

Если вспоминать, кто из брянских женщин достиг наивысшей карьеры, то несомненно самая яркая из них товарищ Домна — Домна Павловна Комарова (1920–1994 годы).
В 1960 — 67годах — председатель Брянского облисполкома, а затем с 1967 по 1988 — 23 года! — министр социального обеспечения РСФСР. Комарова была женщиной крупной, физически очень крепкой, похожей чем-то на киноартистку Римму Маркову, успешно игравшую роли суровых председательш колхозов послвоенных времен
Домна практически была лишена малейших признаков женственности. Прямо по пословице «С волками жить — по волчьи выть» она многие годы, десятилетия была одна в суровом мире мужиков- руководителей. Одевалась в синее, кажется, не красилась вовсе, волосы зачесывала гладко, курила «Беломор», характер имела тяжелый, бескомпромиссный, на совещании запросто могла выругаться матом и вообще, конечно, если говорить попросту, то была скорее мужиком, чем бабой.

Если б не советская власть, то, скорее всего эта некрасивая сильная деревенская деваха так бы и осталась навсегда в своей липецкой деревне, и неизвестно научилась ли хотя бы грамоте. Но советская власть да сильный характер соискательницы все поменяли: деревенская комячейка, пионервожатая, райком комсомола, инструктор райкома партии. В 1944 -м Комарову направили инструктором райкома партии на Брянщину, разоренную войной, в маленький Рогнединский район. Было тогда Домне 24 года, и как она потом говорила, страшнее той голодной послевоенной жизни была, наверно, только сама война.

За 10 лет она доросла до заведующей отделом Брянского обкома ВКП(б). Думала только о работе, личной жизни, по сути, не было, но карьера Домны шла только вверх. В 1960 году ее назначили председателем Брянского облисполкома.

Думаю, ей было очень непросто руководить мужиками, которые также крепко курили, ругались, да еще многие — основательно выпивали. Им очень не нравилось быть под началом бабы. Тем более, что в ту пору большая часть руководителей были выдвиженцами из брянских партизан — людьми вольными и непокорными. Чего уж, если даже в ЦК — мне об этом рассказывал бывший директор брянского мясокомбината Петр Кузнецов, — осторожно предупреждали назначенцев о специфике партизанского управления в Брянской области.
Комарова мне сама потом признавалась, что характер у нее не женский и как бы трудно ни было, она никогда не плакала, просто не могла себе позволить. Если брать исторически аналогии — совсем это была не Фурцева, другая знаменитая руководитель-женщина.

Именно Домна Павловна первой для меня сформулировала точную характеристику брянских людей, как порою вздорных, вспыльчивых, но много страдавших душевных и отходчивых. «Ты подойди к человеку по хорошему, и он последнее тебе отдаст, не пожалеет, — говорила Домна. До Брянска Комарова работала в Липецкой области и отмечала, что там — совсем другие люди, живут побогаче, но — куркули, все для себя.

В Брянске они работали с Михаилом Крахмалевым, первым секретарем Брянского обкома партии, присланным в Брянск из Белгорода. Михаил Константинович умудрился продержаться в этой должности 17 лет, получил четыре ордена Ленина. Но когда тогдашние подчиненные его сравнивали с Домной, то в один голос отмечали, что Комарова была куда жестче. Иван Поручиков, позже сам председатель облисполкома, вспоминает, как именно Домна требовала исключить его из партии, когда по семейным обстоятельствам отказался от перевода из Брянска на должность первого секретаря Дятьковского горкома партии. Таким же образом, рассказывал мне многолетний председатель Брянского горисполкома Евгений Евдокимов, Домна требовала его наказать за возведение памятника брянским партизанам. Хрущев тогда велел строительство всех памятников заморозить, а Евдокимов решил достроить его, на свой страх и риск. Кстати, негласно поддержал его, защитил и позвонил Суслову именно Крахмалев, а не бескомпромиссная по части расходования бюджетных средств Домна Павловна. И это не один такой эпизод. Мне рассказывал Митюков, руководитель брянского землячества в Москве, как она сняла с работы начальника Клетнянской МТС, бывшего летчика, по жизни смелого человека. Тот на совещании пытался возражать Комаровой и тут же лишился работы.

В 1992 году я разыскал телефон и встретился с Комаровой в ее огромной министерской квартире на Кропоткинской в Москве. Помню, меня тогда поразила, что она встретила меня, журналиста в старом халате и стоптанных тапках. Квартира была велика и запущена. Курила она, не переставая. 1992 год — напоминаю для тех, кто не помнит или забыл, был временем тяжким, для Домны Павловны- чью жизнь, чье прошлое было отринуто новой страной — это и вовсе было трагическое время, когда очень многое, если не все потеряло всякий смысл.

О Брянске она вспоминала с ностальгией. Тогда еще не были построены мосты через Судок, а квартира, которую она снимала на первых порах на Красноармейском большаке, была как раз за Судком. Вот после работы поздними вечерами каждый раз она и лезла напрямую через овраг, чтобы сократить путь и сберечь время. А отбиваться от злых собак в овраге ей помогала суковатая палка и знаменитый брянский дурачок Коля. Доброжелательный, вежливый Коля слонялся по городу и вступал с прохожими в умные разговоры. Председатель облисполкома Комарова вспоминала, что Коля с удовольствием сопровождал Комарову в походах через крутой овраг. И потому встречные говорили председательше: «Домна Павловна! Сегодня у вас — надежный провожатый».

В начале 60-х Хрущев придумал разделить управление областей на две зоны — промышленную и сельскохозяйственную. О Хрущеве Комарова вообще не могла говорить спокойно. Вспоминала, что месте с Крахмалевым они дважды писали письма в правительство, просили не делить исполкомы в городах и поселках и трижды (!?) письменно возражали против ликвидации скота у населения в городах и поселках. Между прочим, для чиновников — это бы поступки!

Комарову с Крахмалевым в Москве никто не послушал, хорошо хоть не уволили!

После войны Брянск стоял в руинах. Комарова рассказывала, что с Крахмалевым ей приходилось не легко, — барин! На заседания исполкома практически не ходил, в командировках по области бывал редко

Все послевоенные села, считай, подняты на женских руках, Мужики, кто остался, стремились в города уехать, — там зарплата, а в колхозе — трудодни раз в год, и то неизвестно дадут ли на них что. Кстати, в заслуги Комаровой создание на базе маленькой инкубаторной станции под Брянском первой птицефермы, будущей знаменитой «Снежки».

Когда из Брянска ехали в Москву план и деньги согласовывать, то высаживали целый десант- человек десять. Днем ходили по министерствам, а вечером, в номере Комаровой план на завтра согласовывали, чай с колбасой пили, а чтобы водку — при ней никогда, она не переносила пьяниц.

В Госплан идет, возьмет яблок покрасивее, конфет. Цифры в Госплане бабы обрабатывали, за яблочком, за разговором, бывало, какую-нибудь цифру из чужой граф в Брянскую и перенесут. За яблочко и женский разговор.

Труднее всего тогда, говорила она, было с материалами. И вот обнаружили в Госснабе Ситникова, почепского уроженца. Евдокимов, председатель горисполкома завел с ним знакомство и потом многое удалось через него пробить. Несмотря на возраст, его Сашкой звали. Ехали они с Евдокимовым на речку, выпивали ящик коньяка и решали вопрос по фондам на очередной мост через Десну. Так было.

Еще Комарова вспоминала директора Брянской МТС и сетовала, что забыла фамилию. Без образования, но район знал великолепно. Поздним вечером к нему заезжает, а он дома графики чертит, планирует, как трактора из хозяйства в хозяйство перебрасывать, тогда в 60-е годы тракторов страшно не хватало. Потом тракторов наделали, но кончились руководители, которые вот так работали по ночам, и все стало валиться, рушится, и никто мог объяснить — почему.

В министерстве соцобеспечения Комарова трудилась до 68 лет, а на пенсии прожила всего четыре года. Награждена тремя орденами. Я видел могильный памятник Домны Павловны. Скромнейший, небольшой. К тому же на нем позже была добавлена и фотография ее приемного сына, похороненного здесь. Рассказывают, что в министерстве Комаровой были заведены аскетические порядки, она не позволяла тратить деньги на новую мебель. Говорила, что народное добро надо беречь. В их здании на Шаболовке из ценного была, пожалуй, только антикварная бронзовая ручка на входной двери. Ее украли ночью в начале девяностых.

Юрий Фаев

 710 Опубликовано: 26.08.2015 | Рубрики: Истории | Метки: , , , ,
Вы решили оставить комментарий к статье. Действия по шагам:
  1. Написали в отведенном поле комментарий
  2. После этого у вас два варианта: зайти через вашу соцсеть или анонимно. Через соцсеть, кстати, очень удобно
  3. Если все же - анонимно, то надо указать псевдоним и нажать на появившуюся кнопку «Войти как гость»
  4. Нажать появившуюся кнопку «Комментировать» (что означает «отправить»)
  5. … И тогда после модерации ваше письмо появится на сайте нашего журнала.
Социальные комментарии Cackle
Также читайте

Куда уходят зебры?

Опубликовано 29.08.2015

Как, наверняка, всем известно, летом 2015 года в Брянске ликвидировали 18 нерегулируемых пешеходных переходов.

Вопросы к дизайнеру Ванатебе

Опубликовано 07.03.2017

Случайным образом, полгода спустя до брянских СМИ добралась новость о том, что слово «Клинцы» попало на футболки модного дизайнера.

Кость в горле

Опубликовано 18.04.2016

Я вычитал, что будто бы наступила Неделя добра. В общем, такая неделя, когда всем надо совершать хорошие поступки. Прочитал я такое и немного удивился.

Не спешите нас хоронить

Опубликовано 08.10.2016

С жительницей Брянска Тамарой на днях случилось история прямо в духе знаменитой песни группы «Чайф».

Брянские.РФ © 2017

Информация, распространяемая от имени сайта «Брянские.РФ» является его интеллектуальной собственностью. При цитировании и использовании материалов ссылка на «Брянские.РФ» обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на http://брянские.рф обязательна.
Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску